Рейтинг@Mail.ru
Навигация

Отчётная статья лектора SLT Russia & CIS 2011/12

Субъективный рейтинг российских геолого-геофизических факультетов

Автор статьи: Ковалевский Е.В., к.ф.-м.н., ведущий инженер ОАО «ЦГЭ», г. Москва

Студенческий лекционный тур EAGE по России и СНГ позволил мне за короткое время объехать с трёхчасовой лекцией по геостатистике почти все геолого-геофизические факультеты российских университетов. Плюс три лекции на Украине и две в Казахстане. Всего двадцать два выступления, половина из них в октябре-ноябре 2011 года и вторая половина — в марте-апреле 2012 года. Подарок судьбы, никак иначе это назвать нельзя. Как правило, на одно выступление отводилось два дня. Первый день — перелёт на место, размещение в гостинице и отдых после дороги, второй день — сама лекция и обратный перелёт в Москву. Случались также маршруты сразу в два и даже в три города подряд.

Лекция в Санкт-Петербургском государственном университете 19.09.2011Как лектор EAGE я пользовался огромным кредитом внимания и человеческой приязни. Меня встречали в аэропорту, часто поздно вечером и в выходной день. В каждом университете был человек, ответственный за проведение лекции, так называемая «контактная персона на месте». Сначала меня удивляло, как точно Юрий Петраченко (выполнивший всю логистику тура сотрудник московского офиса EAGE) находит таких людей. Но потом я понял, что дело обстояло иначе. В ответ на письмо или звонок Юрия с предложением прочитать лекцию, уже в самом университете давали поручение своему штатному «инноватору». И всегда это был человек открытый, с большим интересом к новым встречам, к научному общению, который первым знакомился со мной и был потом в университете моим гидом.

Всех впечатлений не пересказать, но постараюсь изложить главное. Рискую сказать банальность — всё держится на людях. Многое является важным. Например, название университета, которое всегда произносится с гордостью. Название — это история, а своей историей каждый университет дорожит. Очень важным является здание, дом университета. Иногда это ещё дореволюционное университетское здание, то есть тоже история (Санкт-Петербургский, Казанский, Саратовский университеты). Иногда — новый, только недавно отстроенный или капитально отремонтированный корпус (Альметьевский нефтяной институт, Томский университет). Большие университеты, такие, как Томский, занимают целые городские кварталы. Университетские здания всегда очень заметны, часто — это самые красивые, самые представительные здания в городе. Очевидный пример — МГУ. Вполне сопоставимый пример — Алматы, где Казахстанско-Британский технический университет размещён в грандиозном здании бывшего республиканского ЦК. Прекрасный университетский комплекс только что получил Владивосток. На университетских зданиях не экономили раньше и не экономят сейчас, и это радует.

Но, продолжу, главное впечатление производят люди, на которых держатся эти университеты. Так получалось, что чаще всего я встречался с проректорами и деканами геолого-геофизических факультетов. При всех различиях этих людей по полу и возрасту (мужчины или женщины, моложе или старше) бросалась в глаза их абсолютная общность. В чём она состоит? Это люди, имеющие очень высокий авторитет в своей среде — у коллег, сотрудников, преподавателей. Востребованные, занятые. Ответственные. Уверенные в себе, уверенные в пользе и правоте своего дела. Облечённые вниманием и доверием сотен молодых людей — студентов. Это счастливая особенность профессии — постоянно быть окружёнными лучшими молодыми людьми своего города, своего региона. И она накладывает ясно видимый отпечаток на личность каждого такого человека.

Два слова о том, что я рассказывал. Точное название моей лекции было таким: «Геологическое моделирование на основе геостатистики». По содержанию она представляла собой концентрат одноимённого семестрового курса, который я уже шесть лет веду, раз в неделю, для двух студенческих групп — в МФТИ и РГГРУ. Обычно я начинал лекцию с того, что спрашивал аудиторию: «Кто знает, что такое система геологического моделирования Petrel?» И добавлял: «Для тех, кто работает или собирается работать с Petrel или аналогичными системами — моя лекция абсолютно необходима. Для всех остальных — может послужить для расширения кругозора». Все мои примеры были подготовлены в системе геологического моделирования DV-Geo (ЦГЭ), чем я показывал, что уровень российских разработок в сфере геологического моделирования тоже очень высок.

Как проходили лекции? Вход всегда был свободный, и вначале, как правило, был аншлаг — пятьдесят, семьдесят, сто человек. Я пользовался этим и первые 10-15 минут говорил о том, чем занимается EAGE, как эта международная профессиональная организация помогает университетам и молодым специалистам. Потом я переходил к основной теме и начинал с самого главного — какие задачи решает геологическое моделирование, в чём это моделирование состоит и в чём заключается суть именно геостатистического моделирования. Всех пришедших я просил эту первую часть обязательно послушать. Вместе с введением она занимала пятьдесят-шестьдесят минут. Дальше я объявлял перерыв и все, кому тема была не очень близка, могли уйти. При разном числе слушателей вначале, число упорных, которые выдерживали все три, три с половиной часа, оказывалось всегда примерно одинаковым — около двадцати человек. Никто не уходил только в случаях, когда от начала и до конца сидел сам декан. Так было в Пермском (Сергей Владиславович Галкин) и Ивано-Франковском (Александр Павлович Петровский) университетах. Спасибо, коллеги!

Лекция в Киевском национальном университете им. Тараса Шевченко 28.03.2012Не в моей компетенции составлять объективный рейтинг российских геолого-геофизических факультетов. И вряд ли это вообще возможно — факультеты не измерить линейкой. Но многим, наверное, интересно узнать, какое субъективное впечатление производят их факультеты в сравнении с другими такими же, если за короткое время посетить их все один за другим. Поэтому отважусь их перечислить в порядке силы оказанного на меня эмоционального воздействия.

Самое сильное впечатление — это, безусловно, город Ухта. Живой, уверенный в себе, самодостаточный, наполненный энергией Ухтинский государственный технический университет. Пятьдесят (или даже более) докторов наук. Свои научные школы, самая известная — решения обратных задач геофизики профессора Александра Ивановича Кобрунова. Каждый год — десять кандидатских защит! Своя телестудия — на больших экранах в коридорах и холлах идёт непрерывная трансляция университетских новостей. Такого я не видел больше нигде. Следует пояснить — в сталинское время поселок Ухта служил местом ссылки интеллигенции из столиц, многие люди остались здесь жить и работать, на основании чего современный город Ухта считает себя неформальным интеллектуальным центром страны. Кроме того, это Российский Север, который сам по себе есть фильтр, отсеивающий пустых людей. Прекрасно изданный фолиант «50 лет УГТУ», большую часть которого занимают биографические данные бывших и нынешних преподавателей университета, отнял у меня накануне лекции половину ночи. Нефтяная специализация Ухтинского университета не является случайной. Ухта является прародителем отечественной нефтяной индустрии. Еще в 18-м веке здесь была открыта первая российская нефть, а промышленная добыча началась раньше, чем в Баку. Об этом подробно рассказывает замечательный университетский музей. Два главных факультета, нефтегазопромысловый (НГПФ) и геологоразведочный (ГРФ), делают УГТУ ярчайшей точкой на карте геолого-геофизического образования в России.

Второе по силе впечатление — это Татарстан, Казанский федеральный университет и Альметьевский государственный нефтяной институт. В КФУ впечатлили студенты — естественной раскованностью, неподдельным интересом. Часто студенты садятся подальше от лектора — эти же дружно сели как можно ближе. Кто-то из них свободно обратился ко мне по имени — я почувствовал на себе влияние «западных» стажировок. С 2011 года геологический факультет КФУ преобразован в Институт геологии и нефтегазовых технологий — статус факультета повысился. Здесь во всём ощущалась какая-то особенная добротность. И второй адрес в Татарстане — Альметьевск. Это небольшой город нефтяников вблизи знаменитого Ромашкинского месторождения, известный также тем, что в нём находится главный офис компании Татнефть. Чистый, красивый, благоустроенный город. Альметьевский нефтяной институт имеет замечательное новое здание. Сразу видно, что под крылом мощной компании он чувствует себя прекрасно. Вместе со студентами в аудитории присутствовало большое число специалистов Татнефти, и было понятно, что они здесь не в первый раз. Я увидел гармоничный союз образования, науки и производства, который может служить образцом для всей страны.

Третью позицию в моем «рейтинге» занимают два адреса в Томске, Томский политехнический университет (Институт природных ресурсов) и Центр подготовки специалистов нефтегазового дела Heriot-Watt. Лекций было две, но учреждения можно рассматривать вместе, поскольку ТПУ является одним из двух родителей центра Heriot-Watt (вторым родителем является одноимённый британский университет).

В Томском политехническом университете, один раз за весь тур, у меня случилось ЧП. Изначально в аудитории присутствовало свыше ста человек, большую часть которых составляли студенты младших курсов. Мне никак не удавалось полностью завладеть их вниманием. В какой-то момент я не выдержал и попросил всех, кому не интересно меня слушать, уйти. В ответ поднялась и ушла большая часть аудитории. Осталось чуть более десяти человек — преподаватели и аспиранты. Виноват был я — я обязан был этих первокурсников увлечь. Примером здесь для меня является Роберт Михайлович Бембель, профессор Тюменского нефтегазового университета. Однажды, как он мне говорил, ему довелось читать лекцию по геологии... спортсменам. Пригласили для поднятия боевого духа. Всем очень понравилось.

В Центре Heriot-Watt лекция прошла успешно. Здесь у меня была очень хорошая беседа с Виталием Павловичем Меркуловым. Конечно, о том, что такой Центр есть, я знал и раньше, общался с его выпускниками. Моё мнение — томский Центр Heriot-Watt даёт сегодня лучшее образование в сфере нефтяного инжиниринга в России. Может быть, оно даже лучше образования, которое даёт сам университет Heriot-Watt. Просто в силу того, что у нас это уже последипломное образование, что слушателей (выпускников лучших российских университетов) отбирают через серьёзный конкурс, и что в стенах центра профильное российское образование сплавляется с «западным».

Однако оговорюсь. Когда речь идет о профессиональных вершинах, тем более о занятиях наукой, всё зависит от конкретного человека. Утверждать, что любой выпускник томского Центра заведомо сильнее всех тех, кто там не обучался, нельзя.

Лекция в Ивано-Франковском национальном техническом университете нефти и газа 26.03.2012Знакомство с томским Центром Heriot-Watt позволяет сделать следующий вывод. Сегодня российское образование, если оно не содержит иностранной компоненты (стажировки, магистратуры, пусть даже только опыта регулярного общения) не может считаться наилучшим. Это не потому, что наше образование плохое, оно хорошее. Просто мир изменился. То же самое можно отнести и к любому другому национальному образованию — американскому, французскому... Лучшие иностранные университеты поняли это давно. В России, в сфере образования для нефтегазовой отрасли, это первыми поняли в Томске. За что им большое спасибо.

Почётная четвёртая позиция — за Санкт-Петербургским государственным университетом. Геологический факультет СПбГУ запомнился мне как место, для которого не я определял позицию в рейтинге, а где определяли позицию в рейтинге для меня. Лекция в СПбГУ была у меня первой, дебютной. Один из моих очень внимательных слушателей имел явно профессорский вид. В перерыве он дал мне свою визитную карточку: В.Н. Троян, заведующий кафедрой физики Земли, профессор, доктор физ.-мат. наук. Позже Интернет подсказал — автор одиннадцати монографий, в том числе по статистическим методам обработки геофизических данных, приглашённый профессор 14 иностранных университетов. Я понял, что Владимир Николаевич, при всей своей занятости, слушал меня три часа не случайно. Образно говоря, коллеги из московского офиса EAGE устроили мне «проверку на дорогах». Так или иначе, но отзыв от Владимира Николаевича я получил хороший, и уверенности он мне прибавил. В благодарность за это — место СПбГУ сразу за центром Heriot-Watt.

Дальше я хочу назвать два совершенно разных, но равновеликих университета, которые уже многие десятилетия составляют гордость нашей страны. Это университет им. Губкина и Новосибирский государственный университет. И там, и там лекция прошла с хорошим накалом, аудитория к концу поредела не сильно, присутствовали сторонние специалисты. В Новосибирске более активной показалась молодежная часть аудитории, в Москве — преподавательская. Университет им. Губкина мы в ЦГЭ прекрасно знаем, из него вышло большое число наших сотрудников, взаимодействуем мы по многим направлениям. Выше я говорил хорошие слова в адрес Альметьевского нефтяного института, здесь же уместно вспомнить, что создавали его именно губкинцы. В Новосибирске же прямо из аудитории Владимир Валентинович Лапковский переместил меня (за считанные минуты) в свою лабораторию Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН. О чём это говорит? О непосредственной (и завидной) близости образования и академической науки, что является визитной карточкой НГУ.

Теперь о том, какое впечатление оставил Тюменский государственный нефтегазовый университет. Боюсь, что мое «седьмое место» серьёзно здесь никто не воспримет. Ещё раз процитирую Роберта Михайловича Бембеля, на этот раз с сайта университета: «Выпускники Нефтегаза играют огромную роль не только в России, но и в мире. Давайте задумаемся, кто кормит сегодняшнюю Россию? Выпускники ТюмГНГУ. Они ищут нефть, добывают нефть, и на этой нефти кормится Россия. Наши выпускники занимают руководящие должности, а мы делаем свое дело, мы их учим!» Спасибо Вам, дорогие наши кормильцы.

Дальше идёт плотная группа передовых университетов, ранжировать которую невозможно. Саратовский университет, имеет статус НИУ, традиции геологического факультета продолжает декан Елена Николаевна Волкова. Как и везде, на стенах стенды с фотографиями седых ветеранов, в коридорах молодые лица. Пермский университет, тоже НИУ, декан Сергей Владиславович Галкин, совсем молодой, спортивного склада, доктор наук. Пермский университет пользуется сильной поддержкой компании Лукойл и, со своей стороны, ориентируется на потребности этой компании. Башкирский университет — на факультете меня порадовали тем, что помнят ЦГЭ по совместным работам, передавали приветы. Сибирский федеральный университет (г. Красноярск) — в аудитории были преподаватели и специалисты компаний, интерес был большой.

В Красноярске перед началом лекции поставили на штатив видеокамеру и приготовились включить её на запись. Я замахал руками, как Остап Бендер. Не надо снимать, свободно распространяется электронная книга-конспект, 120 страниц, и этого достаточно. На самом деле причина моего протеста была в другом. Лекция, особенно такая длинная — это всегда некоторое шоу. Иначе слушатели просто не выдерживают. Если зрители увидят, что все мои риторические приёмы, картинные раздумья, импровизации, шутки и т.д. наиграны и повторяются из раза в раз, это будет для меня катастрофа.

В Уральском государственном горном университете, г. Екатеринбург, меня встречал Сергей Михайлович Крылатков. Заведующим кафедрой геофизики нефти и газа здесь работает Владимир Иванович Бондарев. Сергей Михайлович и Владимир Иванович помнят меня молодым специалистом во ВНИИморгео в г. Риге. Владимир Иванович работал во ВНИИморгео заместителем генерального директора, под его началом я делал в профессии первые шаги, а Сергей Михайлович приезжал к нам в командировки. Но сейчас повидаться с Владимиром Ивановичем не удалось, он был в отъезде. В УГГУ меня слушали, в основном, для расширения кругозора, поскольку моделями нефтяных месторождений в университете занимаются мало. (Думаю, что лекция состоялась только потому, что Сергею Михайловичу было интересно, чем я сейчас занимаюсь.) Мне предоставили честь выступить в парадной аудитории, украшенной огромным портретом Николая II.

Лекция в Российском государственном университете нефти и газа им. И.М. Губкина 21.11.2011Владивосток восхитил своей красотой. Улицы вверх-вниз, море с двух сторон, красавцы-мосты. Мощный научный и промышленный центр — и одновременно почти курорт. Как в Сочи — морской пляж в центре города! На центральной площади мне в первую же минуту (это был апрель 2012 г.) сунули в руку листовку в поддержку Олега Шеина. Трудно было лучше показать, что, несмотря на огромные расстояния, страна у нас одна и жизнь у неё одна. ДВФУ проводит свои конференции, сотрудники ездят в Японию, Корею. Действительно, кто будет знакомить нас с достижениями японцев и корейцев, если не ДВФУ.

Южно-Сахалинск. Прекрасная природа — горы, близкое море. Сам город не большой, тихий. Но это — временно. География сделала Сахалину (и всей России) подарок, о котором можно только мечтать. Только через этот остров можно связать Японию с материком (нужен мост между островами и туннель под Татарским проливом) и такая транспортная связь обязательно будет построена. Наверное, единственный случай, когда факультет занимает очень скромное, неприметное здание. Но внешняя «скромность» оказалась обманчивой. Вместе со студентами на лекцию пришли специалисты «СахалинНИПИморнефть» и посыпались глубокие, профессиональные вопросы. Слово «научная провинция» осталось в прошлом веке.

Теперь несколько слов об «иностранных» университетах. Очень хорошее впечатление произвел Казахстанско-Британский университет в г. Алматы. Уникальное огромное здание, о котором я уже говорил. Замечательная профессура. Самое лучшее техническое оснащение и самое лучшее программное обеспечение (мне показали). Однако студенты подкачали — как-то особенно быстро разбежались. Может, потому, что многим моим молодым слушателям русский язык не был таким уж родным. Заканчивал лекцию я для одних только преподавателей. Спасибо, коллеги, за большое внимание с Вашей стороны. Второй университет в г. Алматы — технический университет им. К.И. Сатпаева — живёт гораздо скромнее. Там всё произошло ровно наоборот. Преподаватели отнеслись ко мне без особого почтения, а молодые слушатели поддержали. Началось всё, как положено — большой лекционный зал в виде амфитеатра, около сотни студентов. Но в середине лекции (после первых полутора часов) большую часть студентов увели, привели новых и предложили мне начать сначала. Когда же я попросил дать мне возможность продолжить, меня и моих верных слушателей отправили в другую, совсем крошечную комнатушку. Тем не менее, группа молодых людей, около 15 человек, дослушала меня до конца. Были точные, толковые вопросы.

На Украине (предлог «на» подчеркивает многовековые корни этого речевого оборота) очень хорошее впечатление произвел Ивано-Франковский национальный технический университет нефти и газа. В советское время Ивано-Франковский университет был знаменит на весь СССР. Здесь работали, даже из названных мной выше, и Александр Иванович Кобрунов, и Владимир Иванович Бондарев. Похоже, что с тех пор многое изменилось. Группа студентов-геофизиков, которых я видел, показалась мне очень небольшой — всего около тридцати человек. Но ребята выглядели увлечёнными и какими-то сплочёнными, прямо-таки одна семья. С гордостью рассказывали о своих победах на европейских профессиональных студенческих конкурсах. (Россияне, берите пример!) Судя по всему, заведующий кафедрой геофизики Александр Павлович Петровский взял курс на штучную подготовку высококлассных специалистов. С лекции, как я уже говорил, никто не ушёл, внимание было полным. В заключение Александр Павлович выступил сам, с пространным комментарием (тоже достойный пример).

Очень тепло прошла встреча на геологическом факультете Киевского национального университета. Университет огромный, геологический факультет большой. Коллеги проводят конференции европейского уровня, много ездят сами. Последний адрес на Украине — Национальный горный университет, г. Днепропетровск. Здесь моя тема тоже была не профильной (как и в УГГУ), тем не менее, выслушали меня со вниманием. На последующем чаепитии заведующий кафедрой геоинформационных систем Борис Сергеевич Бусыгин показал достижения в части обработки космических снимков. Говорили о том, что граница между Украиной и Россией очень часто проходит не в реальности, а в головах людей.

Но кто же в моём рейтинге на последнем месте? Вы не поверите — это наш прославленный МГУ. На геологическом факультете МГУ слушать меня пришла одна-единственная студенческая группа, 10 человек. Правда, кажется, никто не ушёл. Никого из преподавателей не было — все всё знают. Но тогда тем более их долг — проверить компетентность заезжего лектора, вызвать на научный спор, повеселить студентов.

Лекция в Дальневосточном федеральном университете 10.04.2012Надеюсь, что своим рейтингом я никого не обидел, и мои мелочные придирки к флагману российского высшего образования (МГУ) мне простят. Теперь, наконец, хочу поблагодарить всех, кто содействовал моему образовательному туру. Это, вперемежку, без степеней и званий, руководители факультетов и «контактные персоны на месте». Спасибо Вам, дорогие коллеги.

Ивлева Анна, Вивенцова Екатерина (СПбГУ, геологический факультет); Семенова Татьяна Владимировна (Тюменский государственный нефтегазовый университет); Крылатков Сергей Михайлович, Курашов Иван (Уральский государственный горный университет); Низаева Ирина Григорьевна (Башкирский государственный университет); Медных Дмитрий Александрович (Новосибирский государственный университет); Шейх-Али (Тынышпаев) Давлет Мухамеджанович, Сакабеков Аужан Сакабекович (Казахстанско-Британский технический университет); Волкова Елена Николаевна, Решетников Михаил Владимирович (Саратовский государственный университет); Галкин Сергей Владиславович (Пермский национальный исследовательский политехнический университет); Тен Татьяна Георгиевна, Жукова Елена Владимировна (Томский политехнический университет); Меркулов Виталий Павлович, Сибилев Вячеслав Николаевич (Центр подготовки специалистов нефтегазового дела Herriot-Watt); Демченко Наталья Павловна (Ухтинский государственный технический университет); Нургалиев Данис Карлович, Борисов Анатолий Сергеевич (Казанский федеральный университет); Бурханов Рамис Нуретдинович (Альметьевский государственный нефтяной институт); Петровский Александр Павлович, Федченко Татьяна Александровна (Ивано-Франковский национальный технический университет нефти и газа); Божежа Дмитрий (Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко); Бусыгин Борис Сергеевич, Коротенко Григорий Михайлович (Национальный горный университет, г.Днепропетровск); Зиньков Александр Васильевич, Андреев Вадим Вячеславович (Дальневосточный федеральный университет, г.Владивосток); Мелкий Вячеслав Анатольевич, Лобищева Инна Ивановна (Сахалинский государственный университет); Пирогова Анастасия (Московский государственный университет); Самородский Павел Николаевич (Сибирский федеральный университет, г. Красноярск).

Резюме. Радуют те университеты, которые самодостаточны, независимы, амбициозны. Которые сами знают, что им делать. Которые умеют находить себе партнеров в науке и на производстве. Через которые наша страна соединяется с миром. Которые опрокидывают все официальные университетские рейтинги. На такие университеты наша страна может положиться. Других я, можно сказать, и не видел.

Осталось написать три вещи. Первое. Я много рассказывал молодым людям о том, как поехать на конференцию EAGE, и как это важно для их карьеры. И что же, скажут, он способствует сманиванию наших талантов? Ну, от талантов никто не отказывается. Мы в ЦГЭ тоже иногда думаем, кого бы сманить. Тем более, я увидел своими глазами, как много талантов в нашей стране (талантами я считаю всех, кто добровольно досидел на моей лекции до конца). Держать никого нельзя. Но молодые люди сами должны понимать, что сегодня уехать из России — не геройство. Геройство — это на мировом уровне работать здесь.

Второе. После лекции коллеги почти всегда меня спрашивали, как мне доверили такой замечательный лекционный тур. Отвечаю по пунктам: 1. Посещайте российские конференции EAGE. 2. Общайтесь на этих конференциях с сотрудниками EAGE. 3. Знакомьте их со своей работой. Если вы преподаватель — приглашайте их на свои лекции. То же самое относится к конференциям и сотрудникам «братских» научных обществ — ЕАГО, SPE, других. И вам обязательно предложат провести такой или похожий тур. Кстати, хочу поблагодарить сотрудников российского офиса EAGE за то, что для студенческого тура 2011/2012 года они выбрали именно меня. И второй раз «кстати» — хочу поблагодарить руководство ЦГЭ за то, что оно дало мне возможность в течение четырех месяцев колесить по стране.

Третье и последнее. Лекции EAGE предполагают, что по их завершению каждый слушатель выставляет лектору свою оценку. Проставляя галочки на специальном бланке, по 12-ти параметрам (научный уровень, практическая значимость и т.д.). И можно было приписать что-нибудь «от себя». Иногда, в нарушение порядка, пачки этих листков возвращали мне. Оценки были, в общем, высокие, и меня это радовало. Запомнилась одна приписка «от себя»: «Слишком оптимистично».

Да. Приехал, рассказал что-то своё (полезное ли, ещё вопрос) и уехал. Побеседовал в машине, пока везли, и после лекции, за чаем. Реальных проблем, конфликтов, скорее всего не увидел, а судить берётся. Рейтинг вот составил. Да кто он вообще такой? Бендер... Написал материал, и отложил. Через шесть месяцев снова достал. Что-то, наверное, всё-таки увидел.


Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.