Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Июль 2004 – Выпуск 7 – Том 22 – Новости EAGE

Быстрое освоение новых технологий — ключ к управлению снижением уровня добычи

Эндрю Гуд, председатель и главный менеджер «Shlumberger», на конференции EAGE 2004 в Париже призвал операторов и сервисные компании к сотрудничеству в целях обеспечения доступа к новым технологиям и процессам, которые необходимы для регулирования снижения уровня добычи в мировой нефтегазовой базе добычи. Для начала позвольте мне сказать, что я верю в светлое будущее отрасли по разведке и разработке. Согласно прогнозам, исходя из укрепления экономики США, ее развития в частности в Китае и по Азии в целом, потребности должны возрасти. Глобальный годовой спрос в 2003 году увеличился более чем на 2%. Ожидается, что в 2004 году эта тенденция сохранится. В любой отрасли промышленности увеличение спроса требует привлечения дополнительных мощностей. Однако в нефтегазовой промышленности вложение инвестиций в новые мощности должно приводить как к увеличению спроса, так и к сокращению существующей базы добычи. При твердом спросе и увеличении темпа падений как никогда ощущается очень высокая потребность в технологиях, при помощи которых может осуществляться разведка, производство и поддержание уровня добычи нефти и газа. Здесь я ограничусь рассмотрением одного специфического аспекта данного спора. Он, однако, будет касаться не запасов, а значимости технологий и процессов обработки для решения проблем, связанных с управлением промышленной истощающейся базой добычи. Я придерживаюсь того мнения, что это как раз та область, где объединение знаний геоученых и инженеров представляется наиболее ценным. Согласно «World Energy Investment Outlook», опубликованному IEA в ноябре прошлого года, могут потребоваться инвестиции стоимостью свыше 6 триллионов долларов, чтобы удовлетворить мировые потребности в нефти и газе на период до 2030 года. Такие результаты были получены в ходе исследования, согласно которому предполагается, что потребность в нефти и газе ежегодно будет увеличиваться на 1,6%, а уровень добычи уменьшаться на 5-11% в год. При таких допущениях, примерно три четверти всех инвестиций потребуется на возмещение падающей добычи, и только одна четверть на удовлетворение растущих потребностей. Итак, что же мы знаем об уровне падения добычи? В действительности по многим причинам (таким как геология, размер, стратегия добычи, ее история, количество инвестиций и из-за множества других факторов) эти знания недостаточны. Единственное, что мы сейчас можем сказать с уверенностью, так это то, что 70% добычи производится в настоящее время из нефтяных месторождений, возраст которых превышает 30 лет. При этом возрасте сказывается падение давления, обводнение и механические неполадки. Конечно, по правде говоря, чем выше уровень падения добычи, тем больше требуется инвестиций для ее компенсации. И предположение о любом значительном снижении добычи является критическим фактором в подсчете как общих поставок, так и требуемого количества инвестиций Поэтому для промышленности любой прогресс в знаниях послужит большим плюсом. Значительное внимание уделяется проблеме роста уровня потребности. По оценкам экономистов она может увеличиться на 10 %. Предполагается, что такие показатели сохранятся в ближайшие 10, 20 и даже 30 лет. Однако с такой точностью не представляется возможным говорить о снижении уровня добычи. Имея достаточное количество данных, мы можем лишь производить интересные наблюдения. Но, к сожалению, на их основе нельзя сделать никаких обобщений. Так, набор данных, доступных по Северному морю, является наиболее полным. Однако такие случаи являются очень редкими. Здесь представлены как средние уровни падения добычи месторождений Северного моря за любой год, так и год достижения ими самых высоких показателей добычи. Добыча из месторождений, открытых в 1976 году, после достижения ее максимума сократилась по средним ежегодным показателям на 12%, в то время как добыча из месторождений, открытых в 1996 году сократилась практически в два раза от этих показателей. Возраст- это, конечно, важный фактор. Но также известно, что на уровень падения влияет и размер резервуара. Спустя два года после достижения пика добычи из месторождений Северного моря, размер которых менее 10 миллионов тонн, уровень падения составил 22%, что значительно выше по сравнению с большими месторождениями (около 9%). Следовательно, падение уровня добычи в Северном море в основном можно объяснить теми изменениями, которые происходят в небольших месторождениях. Несмотря на это, технология продолжает развиваться. Инвестиции на разведку и разработку таких районов, как Северное море, являются очень чувствительными к изменениям расходов на добычу нефти. Тот факт, что технологии способны сократить эти расходы, может продлить жизнь месторождениям, сделать так, чтобы небольшие месторождения стали экономически выгодными, и даже возобновить добычу из месторождений, в которых она была уже прекращена. Мы все согласимся, что одним из самых примечательных достижений за последние 20 лет стала способность промышленности предоставлять технологию, с помощью которой оказалось возможным сократить расходы на разведку и разработку в период устойчивых низких товарных цен. Так, эти расходы со стороны стран, не входящих в ОПЕК, изменились с 22$ за баррель в 1981 году до примерно 6$ за баррель в 2003 году при условном постоянном курсе доллара. Такое падение можно в основном объяснить инвестициями в новые технологии, которые позволяют производить работу по определению и разработке резервуаров на более высоком уровне. Наиболее яркими примерами технологий, с помощью которых стало возможным увеличить извлечение при сохранении уровня добычи, можно назвать 3D сейсморазведку и горизонтальное бурение. Технологии позволили не только сократить расходы на разведку и разработку, но также ускорить снижение при помощи эффективного дренажа запасов. Вопрос, который стоит перед нами на сегодняшний день состоит в том, способна ли технология помочь в управлении добычей таким образом, чтобы максимизировать чистый дисконтированный доход без понижения коэффициента извлечения. Эта задача совершенно иного рода, нежели чем фаза разведки и разработки, поскольку она включает в себя, например, управление техническими опциями, которые были разработаны уже много лет назад и которые могут наложить ограничения на то, что может быть сделано. Одним из решений этого вопроса является применение локальных знаний и многократное применение технологий от одного района до другого. Я считаю, что самым ярким примером этого является возобновление добычи в месторождениях Западной Сибири. Конечно, существует ряд факторов, которые должны быть учтены при разработке успешного решения проблемы приостановления падения. Так, например, условия бизнеса должны быть такими, чтобы структуры налогов и общая обстановка в целом создавали благоприятную среду для данного типа работы. Возобновление добычи также очень чувствительно к расходам. Оперативное планирование является решающим фактором и зачастую требует привлечения специалистов для выделения тех скважин и резервуаров, которые будут подвергнуты разработке, и для выбора технологий для этих скважин. Это обстоятельство является очень важным и требует от геоученых распределить данные и знания таким образом, чтобы выявить те возможности, которые обеспечат рост уровня добычи. Увеличение использования средств визуализации методом погружения в модель среды является важной тенденцией, позволяющей производить такое распределение. Технологии, которые необходимы для регулирования уровня снижения добычи, применяются в разных областях. Они включают в себя анализ скважинных и резервуарных данных для определения возможностей улучшения, использование методов визуализации для выбора места эксплуатационного бурения, применение методов направленного бурения для оптимального расположения скважин, а также новые методы стимулирования для возобновления добычи. К тому же датчики постоянного наблюдения вблизи забоя скважины, позволяющие регистрировать движения флюидов, предоставляют информацию, необходимую для поддержания запланированного уровня добычи, а также позволяют производить наблюдения и контроль за его сокращением, особенно, когда речь идет о высокотехнологичном и наукоемком оборудовании. Существует также необходимость наблюдения за инфраструктурой добычи на поверхности, чтобы, например, предотвратить низкую пропускную способность и осуществлять регулировку фракции газа или воды. Таким образом, принятие во внимание наблюдений на поверхности также важно, как и улучшение в приповерхностном оборудовании. Я хотел бы взять в качестве примера одну из этих технологий и показать, как ее применение распространяется от одной технической дисциплины к другой. Язык геофизики, который раньше был доступен для понимания только небольшой группе людей, в настоящее время все больше и больше усваивается специалистами из отрасли по разведке и разработке, которые начали осознавать всю важность сейсмики как инструмента разработки резервуаров, а не только как инструмента для его разведки. 3D сейсмика стала больше, чем просто инструментом для разведки. Так, например, должным образом смоделированная и проведенная съемка высокого разрешения является главным условием оптимизирования основных решений. Это, в свою очередь, приводит к созданию более точных планов по разработке и сокращает время до первой добычи; оба эти фактора являются решающими для проектной величины чистого дисконтированного дохода. В настоящее время 4D сейсмика или периодическая 3D сейсмика доказывает свой неоценимый вклад в улучшение извлечения месторождений, из которых производится добыча, в том случае, если это делается своевременно и эффективно с точки зрения расходов. В октябре прошлого года мы провели первую периодическую сейсмическую Q съемку в Северном море для «Statoil». Я хочу выразить им большую признательность, как за то, что они с энтузиазмом применили новые технологии, так и за то, что дали нам разрешение на демонстрацию данных. Они были получены по прошествии 21 месяца после проведения буксируемой Q морской съемки. Данные, которые приводятся здесь, являются практически окончательными, однако начальные 4D результаты стали доступными с судна лишь по прошествии 11 дней с момента завершения их получения. Быстрое предоставление данных является очень важным моментом, но еще более важным является то, способны ли эти результаты повлиять на принятие решений по бурению. Когда эти данные различаются, они показывают поразительный 4D сигнал, что свидетельствует о явном проникании воды и движении водонефтяного контакта. На основе экспресс результатов, «Statoil» пересмотрел свои планы и для того, чтобы избежать проникновения скважины в водонефтяной контакт изменил траекторию ее предварительной конструкции. Значимость этой съемки была доказана менее чем за 30 дней. Это не первые 4D данные, полученные по месторождению Norne. Первоначальная основная съемка была проведена в 1992 году, а в 2001 году «Statoil» повторил ее вместе с Q съемкой в целях получения 4D результатов. В том случае, если вы знаете, где искать, вы можете обнаружить настоящий периодический сигнал. Однако доля шумов из-за ограниченности технологий с использованием кос будет очень высока. Такие технологии, как эта, предъявляют требования к различным техническим дисциплинам в плане установления общего языка для общения. Целью этого является ликвидация разрывов между данными и дисциплинами, так чтобы, например, поверхностная сейсмика действительно могла использоваться для оценочной характеристики резервуара. Итак, кто же способствует развитию технологий? Кто придумывает новые идеи, и кто претворяет их в жизнь? Большинство сервисных компаний используют только одну линию добычи, но идеи могут поступать от кого угодно, откуда угодно и в какое угодно время. 3D сейсмика и горизонтальные скважинные технологии были идеями, предложенными операторами, занимавшимися в основном проведением основных исследований. Но затем сервисные компании обратила эти идеи в коммерческие технологии по разумным ценам. Однако ключевой вопрос состоит не в том, кто способствует развитию технологий, но насколько быстро операторы и сервисные решения самых сложных проблем. Информационные технологии также обеспечивают согласованность между рабочими средами и базами данных, так чтобы все специалисты, занимающиеся определенным проектом, могли использовать единую информацию в одно и то же время, независимо от их местонахождения. Но все «чары» технологий напрасны, если на пути возникают культурные барьеры. Культурная близость и человеческое понимание особо важны, когда мы пытаемся оказать сопротивление падению уровня добычи или изменить его направление. Мы очень горды и консервативны, поэтому так непросто убедить людей, управляющих месторождением на протяжении 20 лет, в том, что необходимо изменить их методы или технологии. И снова я приведу пример, связанный с месторождениями Западной Сибири. На этой территории потребовалось провести огромную работу, чтобы убедить людей в необходимости применения западных методов в целях улучшения добычи. Целое новое поколение нефтяных компаний занимается вопросами, посвященными тому, каким образом можно применить новые технологии к старым месторождениям, чтобы увеличить извлечение. Почему я уделяю особое внимание обоим этим факторам: важности скорости освоения новых технологий и необходимости культурного понимания для решения вопросов об управлении снижением уровня добычи? Просто потому что такие мероприятия особенно важны в то время, когда наша промышленность приближается к периоду крупномасштабной «отставки» в смысле ее профессиональной рабочей силы, что дополнительно напрягает ситуацию. Для управления уровнем компании совместными усилиями могут ускорить продвижение этих технологий. На самом деле, большинство крупных достижений в направленном бурении и прогрессивном размещении скважин были бы невозможны без того стимула и активного участия компаний по разведке и разработке, предоставивших денежные средства и экспертизу. Конечно, существует ряд факторов, влияющих на скорость освоения новых технологий. Во-первых, это средства общения 21-ого века. 70 лет назад связь между промышленными предприятиями осуществлялась при помощи телеграмм. Но сегодня существуют авиаперевозки, интернет и дешевая телефония, которые кардинально изменили положение вещей и предоставили возможность перемещения технологий из одной части земного шара в другую. В нашем распоряжении есть все инструменты, позволяющие приводить в действие то, что мы хотим, когда мы хотим и в каком месте мы хотим. Однако все дело состоит не только в передвижении людей и оборудования, но также и в передаче знаний. Огромные ресурсы компьютера и сетей изменили наши представления о способах получения технических функций и услуг. Сегодня возможно даже связаться с помощью спутника с самыми отдаленными нефтегазовыми провинциями земли. Управление знаниями обеспечивает наиболее высокий уровень поддержки технических операций в любом месте и в любое время и организаций, которые собирают лучших представителей бизнеса для падения добычи требуется активное сотрудничество нефтяных компаний и сервис-провайдеров, чтобы понять, что может быть сделано и какая из технологий подойдет больше для определенного месторождения или для решения определенной задачи. Я опасаюсь того, что много времени займут проблемы консервативности промышленности и традиций. Из-за этого решение данной сложной задачи замедлится. Ситуация может еще осложниться и тем, что ожидается, что в ближайшие несколько лет очень много отличных специалистов в области технологий уйдут на пенсию. Профессиональные общества являются в этом плане осведомленными, поскольку они следят за своей демографической ситуацией и отмечают контуры, соответствующие количеству зрелых и молодых специалистов. Поэтому, если мы хотим добиться лучших результатов в проблеме управления многолетней базой добычи, нам необходимо обеспечить беспрецедентное сотрудничество между операторами и сервисными компаниями. Такое взаимодействие предполагает, что оператор принимает на вход данные от сервисной компании и подбирает для них подходящее техническое решение, чтобы, в свою очередь, сервисная компания могла предоставить технологический пакет, который бы удовлетворял данной ситуации снижения уровня добычи. Технология должна перестраиваться при определенных сложившихся обстоятельствах, но все равно, несмотря на это, тесное сотрудничество и регулирование жизненно необходимы для достижения успеха. Это не предполагает, что изменится роль традиций. Каждый из проектов будет основываться на интеллектуальных свойствах, договорных соглашениях и соответственного ноу-хау, вкладываемого каждой организацией, и в конечном счете, на программах по наградам и калькуляции цен. Для поддержания инноваций в технологии и эффективных процессов в фазе снижения уровня добычи потребуется, чтобы обе стороны достигли справедливого соглашения, касающегося всех этих вопросов. Оператор будет руководствоваться желанием получить выгоду из раннего освоения новых технологий по предпочтительным ценам. Его сервисный партнер будет, в свою очередь, заинтересован в извлечении выгоды от возможности коммерциализировать эту технологию в рамках целой промышленности. Но в интересах очень важно соблюдать баланс. Итак, подведем итоги. Во-первых, решающим фактором в планировании инвестиций для удовлетворения потребностей в будущем является более глубокое понимание вопроса об уровне падения добычи и его управлении. Нам до сих пор надо изучить много аспектов, связанных со сложностями поведения резервуара. И это будут новые технологии, которые восполнят эти пробелы. Во-вторых, важнейшей задачей технологии является предоставление средств для управления падением добычи за короткое время и одновременного улучшения извлечения на долгое время. Это требует как интенсивных человеческих усилий, так и локальной адаптации во время значительных изменений рабочей силы промышленности. В-третьих, дело касается скорости. Необходимо постоянно ускорять внедрение новых технологий, чтобы не отставать от ускоряющегося снижения добычи. Это касается как сервисных компаний: они должны быть способны компенсировать расходы на извлечение и разработку и направить средства в следующий цикл по извлечению и разработке УВ, так и операторов, которые должны увеличить добычу и улучшить извлечение. Взаимодействие данных и знаний работников промышленности, потребителей и наблюдателей может помочь нам в использовании углеводородов как дешевых и надежных источников энергии, пока мы разрабатываем альтернативное топливо, которое может потребоваться через 30-50 лет.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.