Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Август 2007 – Выпуск 8 – Том 25 – Новости EAGE

Новый президент имеет опыт работы в нефтяной сфере в Норвегии

В этом очерке Andrew McBarnet, редактор First Break, представит Finn Aamodt, который принял управление от президента EAGE в июне, в конце конференции и выставки EAGE в Лондоне. Как президент EAGE в 2007-2008 годах, Finn Aamodt внес опыт первого норвежского нефтяника, который участвовал на высшем уровне в организации норвежской нефтяной промышленности от ее истоков. Важным пунктом в его карьере был Norwegian Petroleum Directorate (NPD), где он 12 лет был управляющим по исследованиям, вплотную занимающимся процессом распределения лицензий E&P на норвежском шельфе(NCS). Затем с 1998 года на протяжении 6 лет он работал директором Norwegian Oil Industry Association (OLF), организации, включающей более 70 нефтяных и сервисных компаний со штатом более 22000 человек. С 2004 года Aamodt работает в Statoil, где он является консультантом команды управления исследованиями Норвегии. Одна из его прямых обязанностей — создание технической базы для обеспечения безопасных нефтяных работ, выполняемых на шельфе Норвегии. Они наиболее чувствительны к окружающей среде и рыбацким концернам местных сообществ. Начав свой год в офисе общества, Aamodt говорит, что он впечатлен достижениями EAGE за прошедшие несколько лет. Организация в хорошей финансовой и технической форме с мощной базой для будущего развития. В данный момент мы находимся на стадии расширения и открыли офисы в Москве и Дубаи, открыли несколько региональных отделений и пригласили некоторые объединенные общества в наш коллектив. « По-моему, это крайне важно, продолжать расширение в Северную Африку, на Ближний Восток и в страны бывшего СССР. Это страны, имеющие значительные запасы нефти и газа, которые так же, как и национальные перспективы, нуждаются в тщательной максимально эффективной разработке. EAGE может предложить помощь то, что касается обучения, практики и обмена опытом. Нам известно, что в таких странах, как Индия и Китай, заинтересованы в наших услугах, как ассоциации» Дома, в Stavanger, он имеет пятерых детей — подростков и одного ребенка постарше. Одно из хобби Aamodt — футбол, сейчас он в роли судьи или зрителя, но когда-то был игроком в местной лиге. Итак, при учете его приоритетов в EAGE в наступающем году, он любит говорить, что он может быть и судьей, и игроком в команде. «У меня есть несколько вещей, в которых я уверен»,- говорит он — «очень важно, что мы имеем определенную картину в голове. Я имею в виду необходимость сохранение запасов чистой, надежной энергии для удовлетворения потребностей. Мы — геологи и инженеры — являемся частью основы, занимающейся поиском нефти и газа и их эффективной добычей. В этой ситуации я чувствую, что EAGE играет и будет играть важную роль. Наши встречи, курсы, публикации, также, как и образование и инициатива студентов помогает расширять и углублять знания и важные практики и набор штата для наших профессий». Aamodt знает ценность сотрудничества с другими профессиональными объединениями. Например, он ожидает в перспективе сотрудничества с Обществом Инженеров-нефтяников (SPE). « Мы уже работаем с SPE, благодаря Европейской конференции на ежегодном собрании и Международной конференции по нефтяным технологиям. Я верю, что мы можем развиваться сильнее там, где мы сообща вносим что-то свое без элемента конкуренции». Стратегическое мышление, похоже, пришло к Aamodt в раннем возрасте. Когда он заканчивал среднюю школу в 1970 году, он был достаточно умен, чтобы понять, что первые открытия нефти и газа на норвежском шельфе предсказывают огромные возможности для молодых норвежцев с техническим складом ума. Друг посоветовал заниматься геологией, которую он учил в Университете в Тронхейме. Тем временем, в 1975, он получил образование, международные нефтяные компании с капиталовложениями в шельф Норвегии, выстроились в очереди перед дверями университета в ожидании молодых талантов Норвегии. « Это было хорошее время», замечает Aamodt, «потому что компании вынуждены были нанимать не только своих людей из базового лагеря». Его первая работа была с Exxon, логичный выбор, сделанный из-за его темы диссертации по месторождению Balder, иногда рассматриваемому, как первое норвежское нефтяное месторождение, открытое Exxon в 1967. Спустя два года, при более близком знакомстве с картированием нижних горизонтов и буровыми работами на шельфе, приглашение присоединиться к молодым NPD основывалось на его общественном сознании и готовности принять вызов. Настолько сильных, что он остается таким на протяжении 20 лет. «Очень увлекательные возможности быстро построить карьеру с доступом к рычагам управления»,- так он описывает опыт. «Конечно, мы были молодыми и в начале имели дело с очень опытными и влиятельными людьми, поэтому мы вынуждены были быть взвешенными и осторожными в деловых отношениях». В основном, Aamodt и его коллеги из NPD по работе на государственном шельфе Норвегии были ответственными исполнителями, как он говорит: «для участия в игре по распределению лучших территорий на NCS». Он твердо верит, что привлечение международных нефтяных компаний при одновременной поддержке национальных(Statoil, Norsk Hydro, и Saga Petroleum на начальном этапе) было правильной политикой. « нас была возможность получать пользу от технологии и опыта всех главных нефтяных компаний, которые привлекли свои команды «А» на норвежском шельфе». Позже, при поддержке министерства помощи иностранным государствам, NPD помогал импортировать нормативные документы и бюджетную модель развития нефтегазовой области более чем в 30 стран АО всему миру. В итоге, после 12 лет на должности директора по разведке в NPD, Aamodt принял приглашение на должность генерального директора OLF, более явная политическая роль, чем в NPD, где как государственные служащие, чиновники были ограничены в консультациях правительству по техническим вопросам. Хотя OLF была организацией, включающей те же нефтяные компании, с которыми он работал в NPD, Aamodt настаивал на том, чтобы его перечень операций не менялся. «Как организация, оказывающая влияние, мы могли добиться того, чтобы наши предложения приводили к успеху страны в целом. Фактически, в 1998, когда я присоединился, цены на нефть упали и мы обратились к правительству за более приемлемыми условиями лицензирования, например, обложение налогами, чтобы иметь возможность поддержать активные исследования, которые я всегда защищал в NPD. Поэтому в моем понимании тут никогда не было противоречий». Роль Aamodt в Statoil, куда он пришел в 2004, тоже имела оттенок альтруизма. «Мы должны вырасти с помощью технических решений, которым можно доверять, перед тем, как мы сможем использовать более чувствительные шельфовые территории». Тем временем, он предполагает, что его президентство в EAGE будет главной обязанностью в наступающем году. Он также должен совмещать роли председателя Норвежского Государственного комитета и члена совета директоров World Petroleum Council, вице-президентство организационного комитета 33-го Международного Геологического Конгресса в 2008 и членство в Норвежском государственном комитете по Национальному Году Планеты Земля. Aamodt, очевидно, востребован, но это, вероятно, потому, что вы всегда просите занятого человека, когда действительно нужно сделать работу. Конечно, EAGE, меньшего не ожидает!




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.