Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Февраль 2008 – Выпуск 2 – Том 26 – Новости EAGE

Hans Potters (Shell International Exploration and Production) выражает признательность от лица огромного числа коллег-геофизиков

22 ноября 2007, в День Благодарения, в возрасте 63 лет скончался после продолжительной болезни Д-р Rodney William Calvert, главный геофизик Shell, воспитавший целое поколение ученых-исследователей. Rodney родился 7 сентября 1944 в Rugby, Великобритания. Он изучал физику в Оксфорде и геофизику — в Имперском Колледже в Лондоне. Как он любил рассказывать, он начал свою исследовательскую работу, изучая континентальный дрейф в Исландии в рамках докторской диссертации с 1966 по 69. После получения докторской степени, он поступил на работу в центр информационной обработки Shell в Гааге, тогда расположенный по адресу Alkemadelaan 700. В эти ранние годы, когда для работы на компьютерах использовались перфокарты, он уже заслужил репутацию знающего геофизика и хорошего наставника. В этот период он разрабатывал методы для измерения сейсмического импеданса в ограниченной полосе частот, что впоследствии превратилось в новый раздел геофизики — сейсмическую инверсию. В 1971 он работал совместно с Texas Instruments, разрабатывая программное обеспечение для первых сейсмических ЭВМ. Когда в 1975 офис отдела разведки полезных ископаемых Shell на Борнео переехал из Брунея в Саравак (Sara-wak), Rodney был переведен туда с другим персоналом. Он стал директором нового центра обработки данных Phoenix, и рассчитывал дифракционную миграцию для отображения крутых падений в сложных геологических структурах в прибрежной Sabah, Северный Борнео. Он помог связать сейсмические интерпретации с геофизикой — его объяснения некоторых тонкостей проблемы были по достоинству оценены коллегами. Rodney также активно принимал участие в общественной жизни, которая "била ключом". Многие сотрудники Shell стали любителями театра благодаря Rodney, который не столько играл на сцене в качестве актера, сколько помогал в закулисной жизни театра, даже в качестве статиста или зрительской поддержки! После распределения в Малазию, в Rodney был переведен в отделение Shell в Лондоне в качестве директора центра обработки сейсмических данных. Он продолжал поддерживать местные исследования, действуя как катализатор для разработки программы Shell подавления кратных MAGIC, статических поправок за ПВ и ПП до суммирования и разработки техники уменьшения шумов (сейчас программа TIGER). Он предложил использовать 3D массивы сейсмических данных после того, как возглавил геофизику в Shell Expro. Здесь ведущим стал его талант наставника. Rodney имел необычайную способность объяснять такие сложные темы, как волновые уравнения, не с помощью уравнений, а с помощью картинок. Его нелюбовь к помпезности и своеобразное чувство юмора приводили к тому, что свои методики он называл просто "Good" ("хороший"), "Better" ("более хороший"), и "Best" ("самый лучший"). Better была предшественницей известной сейчас во всем мире как SIPMAP или FLATER. Вмести с коллегами Rodney произвел первую 3D обработку данных на миникомпьютере Shell. Rodney всегда одной ногой находился в стане исследователей, а другой — программистов. Его поддержка персонала, создававшая скорее безумных экспериментаторов, чем покорных исполнителей, была инструментом создания и поддержания репутации Shell как ведущего специалиста в области сейсмического программирования. Его новаторское чутье привело к ранним попыткам Shell сбора и обработки 3D данных в Северном Море в 1980х. В 1984 Rodney возглавил LRE/5, отдел геофизических исследований в KSEPL, Koninklijke/Shell Exploratieen Productie Laboratorium в Рисвике, Голландия. До объединения Shell своей научно-исследовательской и конструкторской базы, и KSEPL и BRC (Shell Oil's Bel-laire Research Center в Хьюстоне) имели каждый свою управляющую команду. Эффективность и отсутствие дублирования научно-исследовательской деятельности достигалось благодаря встречам в Рисвике или Хьюстоне. Руководящий персонал и рядовые сотрудники проводили несколько дней вместе, просматривая презентации и учась друг у друга. Многие научные сотрудники в KSEPL середины 1980х вспоминают эти встречи поздние "посиделки" в Хьюстоне с Rodney, который показывал прибывших из Голландии, что они должны знать о нефтяном городе #1. Это были плодотворные годы для геофизики. Rodney принес Shell первую установку по интерпретации 3D данных в KSEPL, и через пару лет это чудо технологии, с шокирующими 3D изображениями и интерпретацией малоглубинных данных из Нигерии, стало показательным выступлением для многих сотрудников Shell. Так как она была построена на основе процессора 286, время обработки данных составляло десятки минут — слабая тень сегодняшних возможностей, — так что у тех, кто занимался интерпретацией, было достаточно времени для размышлений на другие темы. В эти годы отдел Rodney также заложил основу для 3D моделирования скоростей и введения 3D миграции на основе дифрагированных волн в рабочие модули. Программы, разработанные в то время, до сих пор используется в Shell. В течение этих лет Rodney показывал своим сотрудникам, как важно работать в разных дисциплинах. Он имел представление обо всех разрабатываемых проектах в научно-техническом отделе и главном офисе в Гааге, и часто рисовал большие диаграммы, показывающие, как (по его мнению) все они могут быть соединены в программных пакетах. Он поощрял и всячески поддерживал сотрудников, интегрирующих геофизику с геологией и инженерингом. Как один из главных технологов, Rodney часто появлялся на последней странице журнала Geophysical Newsletter, выпускаемого Shell для геофизиков. Последняя страница, 'Случайный Шум', представляла собой раздел, где некоторые геофизики печатались под псевдонимами. Редактор подписывался как 'Professor Tracey Dent', а Rodney был "Dr Cal Green" или 'Cal Vert', (последнее слово обозначает зеленый цвет по-французски). Dr Green часто изобретал "фантастические" методы в геофизике, например, воздушные шары и подводные лодки для сбора сейсмических данных или круговые сейсмоприемники. Некоторые из них уже не кажутся такими "фантастическими" сегодня. Его научная хватка проявилась в конце 1980х, когда была постулирована "пятая сила" ('Fifth Force'). Вскоре после этого Rodney предложил провести эксперимент в порту Роттердама, с участием грузового судна из парка Shell, которое должно было проплыть под гравиметром, прикрепленным к подъемному крану, в загруженном и разгруженном состояниях, однако этот эксперимент не был проведен. Следует здесь упомянуть вопросы, которые он задавал кандидатам при приеме на работу в научно-технический отдел. Rodney соглашался принять перспективного научного сотрудника Shell, в зависимости от ответов на простые вопросы типа: 'Что мы бы увидели, если бы увеличился показатель преломления атмосферы?" и 'Почему температура воздуха понижается с высотой?' ('Ведь теплый воздух поднимается вверх", — говорил он, задавая этот вопрос). Центры оценки ценности пришли гораздо позднее, и до сегодняшнего дня продолжаются дебаты по поводу правильных подходов к выбору научных сотрудников. Его следующее назначение было на пост ведущего геофизика в Канадском отделении Shell Canada. Тогда у него появилась страсть кататься на лыжах в "диких" странах. Как всегда, совмещая работу и игру, он протолкнул идею собирать 3D сейсмические данные в предгорьях. Позже, вернувшись в Хьюстон, он заменил страсть к лыжам на роликовые коньки, и достиг в этом мастерства, правда, ценой собственного страха! В 1993 вернулся в научно-технический отдел и до своей смерти работал в Хьюстоне и Рисвике. Первое, что он сделал — это возродил разработку программного обеспечения для сейсмических исследований как интегрированное подповерхностное моделирование и интерпретацию. В конце 1990х он начал работу, которая стала его последним и наиболее трудным "прорывом": сейсмомониторинг. Его влияние на этот новый раздел геофизики было весьма значительным, и он внес много научных идей получению, обработке и интеграции данных с другими научными дисциплинами. Как он сам говорил о себе, он '[...] изучал сейсмологию снова и снова в 4D'. В это же время он также неутомимо работал над одним из своих проектов Виртуального Источника. И во всех сферах своей деятельности он оставил множество идей, которые еще предстоит оценить и развить. Кульминацией его карьеры стало назначение главным геофизиком в Shell, признание одним из наиболее влиятельных геофизиков нефтяной промышленности и человеком, представляющим мировое геофизическое сообщество. Когда бы его имя не всплывало в разговорах промышленников, подрядчиков, ученых, консультантов или сотрудников других нефтяных компаний (что случалось достаточно часто), никто никогда не слышал о нем ничего плохого. Он завоевал огромное уважение среди представителей промышленности также как и в научных кругах, являясь одним из редакторов журнала Geophysics. За несколько месяцев до того, как была обнаружена его болезнь, он закончил свой лекционный тур, продолжавшийся в течение года, как выдающийся лектор, спонсируемый SEG и EAGE. Его курс 'Идеи и методы 4D мониторинга и описания коллекторов' был прочитан в 25 аудиториях по всему миру, и вызвал отличные отзывы. Rodney был всегда истинным ученым и истинным джентльменом. Он был бескорыстным и замечательным наставником и сотрудником, не заботясь о том, чтобы произвести впечатление. Rod-ney всегда совмещал свою любовь к науке и любовь к природе. Он никогда не прекращал учиться, всегда делился своими знаниями и открытиями с коллегами. Он занимался туризмом, виндсерфингом, дайвингом, плавал под парусом, катался на лыжах и роликах, и всегда проводил параллели между своими увлечениями и физикой, которая сделала их возможными. Всю свою жизнь он был настоящим учителем, заботливым и бескорыстным, воспитал целое поколение ученых, которые никогда не забудут его творческие, нетрадиционный подходы к решению любой поставленной проблемы, включая попытки улучшить методы диагностики рака, с которым у него была последняя битва. Rodney останется в памяти как человек, который никогда не оставался в покое, даже в последние недели жизни. Он всегда отдавал всего себя, и никогда не ждал для себя выгоды. Согласно его последнему желанию, Rodney был похоронен после короткой заупокойной службы в Wolfe City, Техас. У него остались жена Карен и два сына. Он оставил нам много поводов для размышлений.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.