Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Сентябрь 2008 – Выпуск 9 – Том 26 – Новости EAGE

Почему геологи должен иметь представление об окружающем мире

Проф. David Roberts, который будет читать лекции в рамках Студенческого лекционного тура EU Student Lecture Tour 2008-09, страстно верит в значение геологии, особенно в той области добывающей промышленности, где он работает, и доказывает, что студенты должны представлять себе политический, экономический и социальный аспекты геологической работы. Не могли бы вы представиться? Я бы описал себя, как геолога с широким кругом интересов в предмете, но с уклоном к тем аспектам геологии, которые важны для широкого сообщества. Это определение включает мою основную специализацию, — международную добывающую промышленность, но также и нефтяную промышленность, инженерную геологию и гео-технологию, гидрогеологию и геологию защиты окружающей среды, хотя я не стал бы называть себя профессиональным экспертом по этим направлениям. Мои интересы в этих дисциплинах не ограничиваются только техническими вопросами, но также включают и экономические, финансовые, юридические аспекты, не говоря о том, что геолог, работающий в этих отраслях промышленности, должен иметь представление о социо-политической ситуации. Я окончил институт более 40 лет назад, получив набор знаний академического характера, и восторженно воспринял присвоение степени PhD (д-ра философии). После четырех лет работы по распределению в качестве младшего научного сотрудника, я пришел в британскую угледобывающую промышленность, где быстро выяснил, что решение геологических задач только с целью их решения не являются целью профессии: это стало полезным уроком! Я получил новый набор знаний и развил практическое и коммерческое отношение к геологии, что обусловило мое дальнейшее продвижение по карьерной лестнице. Затем пришло время затишья моей деятельности в промышленности, и представилась возможность получить следующее научное звание. Я всегда получал удовольствие от преподавания в университете и общения с молодыми людьми, поэтому переход на другую работу оказался не сложным. Я стал работать на факультете, где очень сильно развивалось направление прикладной геологии, и через некоторое время стал читать все курсы по экономической геологии (что на самом деле означает добывающую промышленность). Я был членом команды, куда входили гео-инженеры, геологи-нефтяники, гидрогеологи и геофизики, и я многое узнал во время совместной работы и разработки курсов лекций. Поскольку мой опыт работы был связан, в основном, с угольной промышленностью, и чтобы расширить свой кругозор, я стал налаживать связи со старшим персоналом в компаниях, занимающихся добычей руды, минералов, и разрабатывающих новые материалы. Все реагировали на мои предложения с большим энтузиазмом, поскольку видели, что моей целью было обучить студентов работе в бизнесе. Они сотрудничали в проектной работе, приглашали студентов на экскурсии, и предоставляли мне "реальные данные", на основе которых формировалась база обучающих задач для занятий. Один старший геолог дал мне полезный совет, приблизиться к промышленности настолько, насколько это возможно. Я это и делал, в результате я получил знания в областях экономики минералов, финансовой оценки проектов добычи минералов, анализа рисков и юридических вопросов, связанных с владением и приобретением полезных ископаемых. Обстоятельства сложились так, что я изменил направление деятельности и провел несколько лет в фирме, занимающейся консультированием в добывающей промышленности. Большая часть работы, которую я делал, была связана с тщательным изучением (в основном технических отчетов) для банков, осуществляющих префинансирование рискованных проектов по добыче полезных ископаемых. До рассмотрения любого займа они требовали проведение независимой оценки стоимости проекта. Критическая манера, с которой научные сотрудники привыкают читать любые работы и пытаться найти в них слабые места, очень помогала мне в этой работе. Моей последней должностью стал пост главы факультета геологии в Стаффордширском университете, где я разрабатывал практические курсы, максимально приближенные к индустрии. Это делалось специально для подготовки студентов к работе в промышленности или консалтинге, и все, кто прошел эти курсы, успешно заняли высокооплачиваемые должности, связанные с геологией. Некоторые студенты даже работали в качестве консультантов на условии частичной занятости еще в последние годы обучения. Почему вы выбрали в качестве специализации геологию? Мне посчастливилось, что в школе геологию преподавал замечательный учитель, которому я очень благодарен. Геология изучалась в старших классах, но уже с самого начала обучения в этой школе я был очарован картами и схемами на стенах, изображениями геологических разрезов и коллекцией минералов, горных пород и окаменелостей. После окончания школы у меня не было вопроса, какой предмет я буду изучать в университете. Особенно я любил полевую практику. Все было не так просто, когда директор школы сказал мне, что вместо геологии я должен изучать математику, прикладную математику и физику. Через месяц (он длился бесконечно долго!) он согласился разрешить мне изучать геологию вместо большого количества часов математики. Ваша лекция называется 'Minerals: who needs them, who supplies them, and how much is there?' ("Полезные ископаемые: кому они нужны, кто их добывает и как много их осталось?") Какие моменты освещаются наиболее ярко? Все. Лекцию можно разделить на три отдельные части, каждая из которых может легко видоизменяться в зависимости от предоставленного времени и интереса аудитории. Первая часть, касающаяся потребностей в полезных ископаемых, подчеркивает их ключевую роль в нашей повседневной жизни и оценивает доминирующую позицию, которую занимает Китай в современном мире по потребностям и добыче минералов и металлов. Поставки минералов зависят от коммерческих решений, которые запускают разведку, что является первой стадией добычи минералов. Здесь можно рассмотреть два конкретных случая, один из которых включает самое большое надувательство в истории, и как эти два случая повлияли на развитие законодательства в области отчетности по минеральным ресурсам. Понимание этих ситуаций станет полезным опытом для повышения того профессионального уровня, который необходим для работы геолога в промышленности. Третья часть представляет собой краткий обзор необходимых знаний и умений и значения задачи по оценке запасов полезных ископаемых ("И как они велики?) до уровня, необходимого с точки зрения инвестирования. Какова роль геологии в потреблении и добыче полезных ископаемых в мире? Вообще говоря, необходимость в полезных ископаемых диктуется обществом, и геолог находится на переднем фронте их добычи. Именно знания геологов (под этим общим названием я подразумеваю и геофизиков, и геохимиков) необходимы для обнаружения и оценки минеральных ресурсов. Геологи должны использовать все свои знания, но также вынуждены учитывать коммерческий аспект, если хотят получить максимальную отдачу от своих усилий. Какие страны играют важную роль в добывающей индустрии? Все, но в разной степени. Люди обычно думают о чарующих сверкающих рудных минералах, но это слишком узкий подход. Европа, не включая Россию, не является значительным игроком, исключение в континентальной представляет Португалия с "мировыми запасами" в Neves-Corvo. В Европе есть запасы высококачественных ресурсов, как например, медные месторождения в Польше, ирландская свинцово-цинковая руда и месторождения хрома в Финляндии. Однако, по большому счету, эти запасы хотя и вносят свой вклад, но не имеют большого значения. В лекции будет рассматриваться роль Европы в мировой добывающей промышленности. Сегодня в число самых крупных игроков входят Чили по добыче меди, Бразилия по добыче железа, Южная Африка по хрому, группе платины, ванадию и золоту, хотя сейчас она уходит с ведущего места по добыче золота; в Австралии много железа, урана, никеля, свинца, цинка и золота; США является крупнейшим поставщиком меди, свинца, цинка и железа; Канада является крупнейшим поставщиком никеля и урана. Список можно продолжать, необходимо упомянуть Китай, который за последние 10 лет стал крупнейшим поставщиком 25 минералов и металлов в мире. Все это будет рассматриваться в ходе лекции. Вернемся к Европе. Все Европейские страны (возможно, сюда не входят Андорра и Сан Мариино!), имеют свою горнодобывающую отрасль, но она в основном базируется на добыче пород и минералов для нужд промышленности. Это жизненно важно для индустриального общества, и геологи используют все свои возможности для нахождения и разработки этих ресурсов. Месторождения золота содержат, в основном, только золото и отходы, и геологи на таких месторождениях работают над вопросом оценки извлекаемых запасов золота и количества пустой руды. Однако, что касается таких материалов, как кирпичная глина, геолог не только должен выяснить количество доступной для производства глины, но он должен тщательно определить минералогических состав глины, чтобы установить, что там содержатся только разновидности глины, которые будут вести себя нужным образом после высыхания и обжига, и нет присутствия вредных веществ. Более того, чтобы обеспечить бесперебойную работу печей для обжига, геолог должен разработать схему смешивания различных сортов глины, которые части сильно различаются, чтобы все произведенные кирпичи имели одинаковые свойства, удовлетворяющие принятым государственным и европейским стандартам. Оценка наполнителей, камней и сырья для производства цемента требует проведения тщательного геологического исследования, и эти производства также присутствуют по всей Европе. Нельзя забывать о роли и знания гидрогеологов и геологов-нефтяников также востребованы в этом бизнесе. Поэтому не стоит вычеркивать Европу из списка значимых игроков в добывающей промышленности. В Вашей области исследований, какое технологическое открытие стало наиболее значимым на протяжении последних 10 лет? Из вышесказанного должно быть видно, что мои интересы лежат больше в плоскости коммерции и образования, чем технологии. Наибольшую значимость за по-следние 10 лет имели следующие моменты ? Огромное количество доступного компьютерного программного обеспечения, предназначенного для помощи в обучении. Я подчеркиваю слово "помощи", поскольку оно не заменяет непосредственного общения преподавателя со студентом. ? Дистанционные обучающие курсы. Это важно для профессионалов высокого уровня, которые хотят повысить квалификацию, но при этом обучаться в индивидуальном режиме в свободное время без необходимости бросать работу, чтобы посещать занятия. ? Усовершенствованные дистанционные технологии, в том числе GPS, сейчас доступны для использования в геологоразведке. ? Программные пакеты для построения моделей месторождений и плана их разработки. Недостатком является то, что владеющий компьютером геолог может потратить месяцы на то, чтобы научиться некоторыми из этих программ пользоваться. Разработаны полезные инструменты, но нет замены опытному геологическому чутью. ? Четко определенные правила по предоставлению отчетов о запасах полезных ископаемых только начали действовать после более 20 лет работы в этом направлении. Это будет обсуждаться на лекции, поскольку это очень важная деталь для геолога, работающего в добывающей промышленности. ? Глобальная унификация государственных стандартов разных стран на материалы, как например, во всем ЕС. ? Стремительное появление Китая на мировом рынке в качестве господствующего производителя и потребителя минеральных ресурсов. Как вы оцениваете свой опыт по руководству факультетом геологии в Стаффордширском университете? На протяжении лет моя ответственность сильно менялась. Когда я начинал, я работал практически автономно в рамках факультетского расписания с другими научными сотрудниками и инженерами. Это были хорошие годы, с хорошими коллегами и студентами, когда я самостоятельно занимался набором студентов и управлением, развивал консультационную сеть и разрабатывал новые курсы. Затем пришел более жесткий стиль управления сверху, и моя автономия закончилась. Это совпало с уменьшением потока студентов на геологические направления, и количество геологических факультетов в Великобритании сократилось. В мои обязанности входило находить источники дохода, заменяющие быстро сокращающееся число студентов, но, как видел я и мои коллеги, без автономии это было трудно. Любое предложение должно было быть одобрено советом. Любой дополнительный доход откладывался в амортизирующие фонды. Довлела угодливость бюрократии, спускаемой сверху. Основное внимание уделялось отнимающим огромное время упражнениям "по билетам", которые так любили различные проверяющие "качество" аудиторы. Нам удавалось бороться со всем этим, мы выпустили определенное количество отличных специалистов, разработали несколько курсов на уровне бакалавриата и магистратуры, и многие выпускники защитили диссертации на степень, но недостаток финансирования и целевое выделение средств привели к сокращению преподавательского состава и сокращению фондов. Я должен был придумать, как все это выдержать. Мы также ожидали сокращения учебных часов (возможно, чтобы свободное время посвящать бюрократии), и боролись с этим, пока были в силах. Мы никогда не опускали уровень требова-ний и сохраняли высокий уровень преподавания и жесткие экзамены до конца 2006 года. Существовать в условиях постоянной войны было не просто, но это закаляло характер! Интересно, сколько деканов фа-культетов в Европе испытывают те же чувства. Ваша лекция доступна для студентов-геофизиков, специализирующихся в любых дисциплинах? Я на это надеюсь. Я старался подбирать такой материал, который обычно не изучают на курсах по геологии. Лекция также доступна для студентов любых направлений геофизики, как и для аспирантов, которые могут придти. Конечно, у них будет отличаться уровень восприятия из-за различия личного опыта, но я старался, чтобы каждый смог получить что-то новое. Я не думаю, что со мной все согласятся, но если я смогу заставить студентов задуматься над вопросами лекции и развивать свой собственный взгляд на проблемы, опирающийся на хорошие знания, то достигну своей цели. Вот почему я намерен использовать неформальный стиль общения, и чем активнее аудитория будет общаться со мной, тем полезнее будет для нас всех. Что заставляет вас тратить свое время, энергию и знания, читая лекции на общественных началах? Я был очень польщен приглашением участия в туре, и, моя карьера геолога удалась, я считаю правильным сейчас, когда у меня появилось время, отдать что-то, чтобы помочь будущим специалистам. Будущее профессии находится в руках молодых людей, студентов, с которыми я буду общаться, и если я смогу им передать то, что я считаю важным, это будет достойным вознаграждением за потраченное время и силы. Я по собственному опыту и из бесед с другими деканами факультетов в Великобритании знаю, что специалисту, занимающему высокий пост, трудно выделить время для чтения таких лекций. Поэтому посвятить некоторое время чтению лекций такого типа должны те, кто на некоторое время оставил свой пост, но еще активно участвует в работе и не концентрируется на получении прибыли. Добыча и использование полезных ископаемых неотъемлемы от нашей жизни. Я надеюсь, что смогу сообщить студентам о различных возможностях развития карьеры, о которых они не знали. Что наиболее важное, по вашему мнению, должны вынести студенты с вашей лекции? Что бы ни говорили о мировой добывающей индустрии, современное общество не может без нее.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.