Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Январь 2014 – Выпуск 1 – Том 32 – Crosstalk

МНЕНИЕ Эндрю МакБарнета: Нефтегазовая отрасль может не сдержать новогодних обещаний

Предложение стать автором ежемесячной колонки я воспринял как авантюру и вызов. Во-первых, такого никогда раньше не было в First Break. Я расцениваю это как шаг вперёд, потому что разных мнений о предмете обсуждения никогда не бывает слишком много.

Вот почему я расцениваю свою колонку как комментарии по вопросам, волнующим геолого-геофизическое сообщество, которые, я надеюсь, будут интересны читателям First Break. На моей стороне более чем 30-летний опыт работы в качестве обозревателя состояния геолого-геофизической отрасли и применяемых в ней новых технологий. Мне пришлось стать свидетелем периода кардинальных изменений в технологической области — от появления трёхмерной сейсморазведки и рабочих станций для разведочно-добывающей отрасли в 1980-х до современных технологий постоянного мониторинга коллектора, морской электромагнитной съёмки, масштабируемых вычислительных мощностей, применяемых при обработке данных и построении изображений, беспроводной сейсморазведки и многого другого.

Бизнес-среда тоже изменилась за эти годы. Ответственность за продвижение новых технологий почти полностью легла на сервисный сектор, после того как в 1990-х нефтяные компании отдали почти все научные исследования и опытно-конструкторские разработки на откуп внешним подрядчикам.

Преимущество, которое даёт мне такое длительное изучение вопроса, не означает моей непогрешимости. Всё, что я могу утверждать, это то, что выраженные здесь взгляды будут отражением постоянного диалога с лучшими специалистами отрасли и учёными. В большинстве случаев я не буду называть их имена открыто, чтобы защитить от любой неправильной трактовки высказываемой ими точки зрения, которую я могу упомянуть. Тем не менее читатели могут присоединяться к разговору, чтобы выражать своё несогласие, вносить коррективы или делиться своими наблюдениями. При этом они должны постоянно помнить, что выраженные здесь мнения не являются выражением политики EAGE: они принадлежат лично мне.

С чего же начать обсуждение после всех этих оговорок? Новый год кажется вполне подходящим временем для новых обещаний, которые могут до некоторой степени повысить эффективность геолого-геофизической отрасли и её восприятие обществом. Выполнение данных обещаний — непростая задача, ведь всем нам известно, что обещания под Новый год в девяти случаях из десяти не выполняются. Существуют даже физиологические исследования, подтверждающие эту статистику и объясняющие «несбыточные обещания» желанием казаться лучше. Напрашивается вывод, что люди склонны ставить себе нереалистичные задачи, как правило, связанные со снижением веса, выполнением физических упражнений, отказом от курения, экономией денег и т.п. Одна из формул успеха, предложенная британским академиком профессором Robert Wiseman, заключается в том, чтобы ставить перед собой цели, отвечающие SMART-критериям, то есть конкретные, измеримые, достижимые, релевантные и своевременные. Он также рекомендует делиться своими обещаниями с другими, чтобы иметь хорошую мотивацию.

Переводить эту формулу в сферу бизнеса не совсем корректно. Однако, если мы оглянемся вокруг, то увидим, что большинство людей дают обещания, которые, согласно нашей модели, варьируются от реалистичных до абсолютно беспочвенных. Например, в секторе морской сейсморазведки любое обещание улучшить ситуацию на рынке будут связано с рациональным обоснованием численности международного флота для трёхмерной сейсмической съёмки таким образом, чтобы поставки судов и сейсмических кос согласовывались с потребностями отрасли. В прошлом случалось так, что желаемое очень редко становилось действительным, несмотря на наличие побудительных стимулов и относительно простых решений.

Все жалуются на то, что сохранение выгодных цен — постоянная проблема, из-за того что подрядчики предлагают самые низкие цены на отдельные виды работ, только для того чтобы сохранять на плаву свои устаревшие суда. Все подрядчики сделали значительные инвестиции в современные сейсмические суда, оборудование и технологии, такие как широкополосная съёмка, чтобы соответствовать высоким коммерческим требованиям и сделать свои услуги более привлекательными на рынке сейсмической разведки. Однако существует целый ряд обстоятельств, таких как выполнение лицензионных или партнёрских обязательств, когда нефтегазовые компании выбирают менее сложные, более дешёвые решения, именно это позволяет устаревшим судам оставаться в строю.

В частности, учитывая ожидания более осторожного расходования средств разведочно-добывающими компаниями в 2014 году, простое эмпирическое правило позволяет сделать вывод, что рынок станет гораздо здоровее, если 10 или 12 устаревших судов будут списаны. Однако ни одна компания пока не сделала серьёзных шагов в этом направлении. То же самое происходит и с новыми судами. Нет ничего плохого в обновлении флота. Однако на рынке сразу возникают проблемы, если одновременно не происходит списание старых кораблей, чтобы сохранить сохранит баланс с точки зрения имеющегося количества сейсмических кос. В течение следующих двух лет или около того компания Petroleum Geo-Services (PGS) спустит на воду ещё три гигантских судна класса Ramform Titan, у WesternGeco появилось два новых специализированных судна, построенных по заказу на немецкой верфи (первое из которых было недавно спущено на воду), Dolphin также собирается построить два новых судна для пополнения своего флота. Речь пока не идёт о CGG, однако компания заявила о стратегии поэтапного обновления флота. Последнее обновление произошло после приобретения компанией четырёх современных кораблей у Fugro в прошлом году, которое никак не повлияло на общее количество судов в мире.

Избыток сейсмических судов приобретает угрожающие масштабы, что позволяет со всей очевидностью говорить о необходимости рационализации флота. В результате спада деловой активности в 1999—2000 гг. WesternGeco сразу значительно сократила количество судов, что привело только к тому, что на арену выступили небольшие компании, которые компенсировали недостающие производственные мощности. Иначе говоря, отказаться от привычки — в данном случает от удержание на плаву слишком большого количества судов — очень нелегко, даже если вы хотите этого.

Морские сейсмические съёмки имеют самый высокий резонанс среди других видов деятельности в сфере разведки и добычи, причём не всегда в положительном смысле. Например, отраслевые регуляторы во всём мире постоянно подвергаются внешнему давлению, связанному с требованием ограничить сейсморазведку из-за угрозы существованию морских млекопитающих, рыб и других представителей морской фауны. Здесь не место оспаривать обоснованность предъявляемых обвинений, скорее нужно признать влияние экологического лобби. Оно оперирует весьма мощными эмоциональными аргументами, которые редко подвергаются сомнению в обществе. В чистом остатке мы получаем то, что компаниям геофизической отрасли приходится сталкиваться мощным внутренним лоббированием на уровне правительства, причём чиновники обычно прислушиваются к доводам противоположной стороны. Нельзя считать случайным тот факт, что для получения разрешения на морскую съёмку в отдельных регионах компаниям необходимо соглашаться на целый ряд ограничений. Возникающие препятствия должны коллективно устраняться нефтяными компаниями и подрядчиками, которые, как минимум, должны лучше разъяснять общественности свою позицию. Так же точно растут протесты против разработки сланцевых месторождений, в основе которых лежат эмоциональные заявления и превратные представления о ГРП, некоторые из которых совершенно ложные.

Безусловно донести свою мысль иногда довольно трудно. Здесь необходимы планомерные действия. Такие аварии, как на платформе Deep Water Horizon в Мексиканском заливе, не так легко стереть из памяти людей. Изрыгающий пламя кран (водопроводный кран, из которого вытекает горючий газ), представленный в документальном фильме Gasland, также подлил масла в огонь пропаганды, направленный против гидроразрыва пласта.

Развенчание некоторых мифов о Большой нефти и положительные примеры по-прежнему очень важны, если отрасль хочет привлекать в свои ряды новые поколения геологов, геофизиков и инженеров. Ещё более остро встаёт необходимость в простом информировании общественности о том, чем занимаются геоучёные, и как это соотносится в целом с достижениями в более привлекательных технологических сферах, таких как авиакосмическая отрасль, медицина и компьютерная техника. Истина заключается в том, что большинство людей просто не знают, что такое сейсмические исследования и какую роль они играют в поисках и добыче нефти и газа в разных странах мира.

Ежегодные конференции EAGE, SEG и AAPG могут служить в качестве примера создания привлекательного имиджа геологии и геофизики в молодёжной среде. Однако это фактически идёт в разрез с общим направлением развития образования, по крайней мере, в западном обществе, которое отказывается тратить средства на изучение традиционных научных предметов. Даже в таких условиях совсем не лишним будет предположить, что нефтегазовая отрасль в целом может эффективно решить эту проблему, выделяя больше средств на создание положительного образа в глазах общества в целом, возможно, с особым акцентом на школьной аудитории.

Желание лучше информировать широкие массы о сути сейсмической разведки и проблемах нефтяной отрасли в целом не соответствует строгим SMART-критериям в качестве новогоднего обещания. Разъяснение технологических требований при наземной сейсморазведке, возможно, является более реалистичным. По странной иронии судьбы начало эры беспроводной технологии на данный момент стало элементом, который чётко отличает между собой поставщиков оборудования. Совсем не так обстояло дело в случае с традиционными проводными технологиями. Иначе говоря, угроза насыщения товарного рынка, которая тревожит сейсморазведочный бизнес, пока не реализовалась.

В настоящее время представлены на выбор, как минимум, девять узловых систем от нескольких производителей, каждый из которых предлагает собственную технологию, позволяющую отказаться от традиционного кабеля. Это особенно привлекательно при сейсмической съёмке на небольших площадях с препятствиями для полевых работ, в труднопроходимых местностях и т.п., поскольку для обслуживания оборудования требуется меньше персонала, оно удобнее в применении, менее травматично для животных и предположительно более экологически безопасно. Традиционные проводные системы считаются единственно оптимальным решением для регистрации качественных данных на открытых пространствах, таких как пустыни Ближнего Востока.

Несмотря на рост продаж проводных систем, особенно в Северной Америке, заказчикам из нефтегазовой отрасли было бы неплохо тщательно изучить претензии, предъявляемые к имеющимся на рынке технологиям. Такое предложение на самом деле исходит от некоторых производителей оборудования. Конечная цель заключается в регистрации данных в режиме реального времени при любых условиях. Этот идеал пока не достигнут, а законы физики, действующие при удалённой передаче больших массивов данных, могут сделать его достижение проблематичным. Все системы, представленные на рынке, являются компромиссными, что не всегда очевидно при проведении шумных рекламных компаний с целью повышения объёма продаж. Такая ситуация может оказаться временным явлением, поскольку беспроводная технология находится на этапе становления. В сложившейся ситуации клиентам из нефтегазовой отрасли нужно лучше объяснять, какая именно технология им нужна. Подобно всем остальным обещаниям, перечисленным здесь, это может произойти не так уж скоро.

Все высказанные здесь суждения является личным мнением автора, вы можете обратиться к нему по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.