Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Февраль 2014 – Выпуск 2 – Том 32 – Crosstalk

Ни один другой бизнес не похож на разработку сланцевых ресурсов

Колонка Эндрю МакБарнета

За пределами сообщества геоучёных и инженеров я стараюсь держаться подальше от дискуссий о разработке сланцевых нефтегазовых ресурсов вообще и в Европе в частности. Спорить о неустойчивых геологических, технологических, экономических и экологических факторах можно до хрипоты. Сланцы стали вопросом веры: вы либо за, либо против ГРП.

Конечно, такой подход является слишком упрощённым. В этом отчасти повинна склонность мира, в котором мы живём, к внешним эффектам, поэтому нефтяные компании заслуживают сочувствия хотя бы по одной причине. Они не могли даже представить, что сокращение выражения «гидравлический разрыв пласта» до простого «гидроразрыва» превратит это слово в ругательство и боевой клич всех оппонентов и протестующих.

Все, кто озаботился тем, чтобы изучить принцип работы ГРП, конечно, знает о том, что эта технология применялась с 1940-х годов и была обычной процедурой нефтегазовой добычи в разных странах мира. Не существует никаких фактических данных о том, что применение ГРП при разработке сланцев имеет какие-либо негативные последствия для водоносных горизонтов, даже в условиях газового бума в США, который мы наблюдаем. И всё потому, что гидроразрыв применяется на такой глубине, которая превышает залегание любых потенциальных водных ресурсов.

Исследование Массачусетского технологического института в 2011 году показало, что за 10 лет, в течение которых ГРП применялся в 20000 скважинах, были зафиксированы 43 случая загрязнения воды, ни один из которых не был напрямую связан с применением гидроразрыва пласта. В США были отдельные случаи загрязнения воды метаном и химреагентами, используемыми для ИДН, но все они всегда были связаны с бурением негерметичных скважин, в которых, наблюдалась, скажем, протечка обсадной колонны.

На самом деле ГРП не является проблемой. Людям стоит беспокоиться об интенсивном промышленном процессе. Он может быть вполне приемлемым на открытых незаселённых пространствах США и создавать проблемы в густонаселённой Европе. Сколько найдётся человек, которые отчётливо понимая, что их ждёт, честно поднимут руки и скажут, что согласны на разработку сланцевых ресурсов в непосредственной близости от места их проживания?

Общественный резонанс в европейских странах безусловно станет ключевым фактором при решении вопроса о том, где и как разведка и добыча сланцевых ресурсов сможет миновать начальную фазу. Иначе говоря, сланцевые месторождения станут основным предметом политических споров в качестве нового источника энергоресурсов в этих странах. Очень настораживает тот факт, что обсуждение довольно сложных проблем будет отдано на откуп политикам и лоббистам, отстаивающим самые разные интересы. Геоучёные вынуждены быть наблюдателями в этих дискуссиях, которых естественно раздражает выборочное использование научной и технологической информации обеими противоборствующими сторонами.

При таком сценарии самой безопасной политической тактикой является выжидательная. Именно так развиваются события на уровне ЕС. Вам не нужно быть слишком большим циником, чтобы понять, что принятая ЕС программа Environmental, Climate and Energy Assessment Framework to Enable Safe and Secure Unconventional Hydrocarbon Extraction — это всего лишь начало. Её основная цель — создать основу управления рисками, решения проблем, связанных с недостатком нормативного регулирования, и обеспечить максимальную юридическую прозрачность и предсказуемость для рыночных операторов и населения во всех странах ЕС. Нельзя сказать, что программа носит законченный характер. Возможно, вам известен тот факт, что накануне её принятия желающие могли принять участие в интернет-опросе, который был частью программы. Большинство исследований имели обнадёживающие результаты. Всё это происходило до формулировки каких-либо проектов документа или чего-то похожего, затем дискуссия продолжилась на уровне министров стран ЕС. На каком именно этапе начались серьёзные разногласия, трудно сказать, возможно, начиная с распространения юрисдикции ЕС на решение всех подобных вопросов.

До принятия каких-либо общеевропейских норм такие страны, как Франция и Болгария, открыто заявили о своём отказе от разработки нетрадиционных ресурсов, ссылаясь на нерешённые экологические проблемы. Ряд других стран, таких как Германия, Дания и Ирландия, выступили за разрешение ограниченных геологоразведочных работ, чтобы посмотреть, что из этого выйдет.

С политической точки зрения такой осторожный подход является самым простым способом избежать каких-либо обязательств, которые впоследствии могут выйти боком. Польша и Великобритания оказались единственными странами, которые отбросили прочь сомнения. Правительства обеих стран безоговорочно поверили в перспективы сланцевого газа. У каждого из них были на то свои причины.

Энтузиазм Польши, где сланцевый газ может получить поддержку населения, может подогреваться желанием обрести энергетическую безопасность. Здесь просматриваются элементы национализма в стремлении сократить зависимость от поставок природного газа из России. Однако поговаривают, политики, которые заварили кашу, уже обожглись на молоке. Пробурённые на сегодняшний день 40 скважин, большинство из которых были вертикальными, принесли разочарование. Плохие результаты вкупе с озабоченностью бюрократической волокитой, а также отсутствие инфраструктуры стали причиной отказа таких компаний, как ExxonMobil, от продолжения работ и приостановки другой геологоразведочной деятельности. Кроме того, предложение значительных правительственных инвестиций и субсидий могут привести к разногласиям Польши с её партнёрами по ЕС.

В то же время правительство Великобритании, похоже, решило превратить страну в крупного производителя сланцевого газа. Его политика может служить примером того, что министры и их советники считают необходимым, чтобы победить скептиков. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон завоевал немалый политический капитал во время кампании, которая должна была вывести страну на следующий этап. В отчёте Британской геологической службы, составленным прошлым летом совместно с Министерством энергетики и изменения климата, была приведена скорректированная в сторону повышения оценка запасов сланцевого газа (1329 трлн куб футов) в центральной части Британии на территории между Рэксхэмом и Блэкпулом на западе и Ноттингемом и Скарборо на востоке. Эта цифра значительно превышает подтверждённые запасы природного газа в стране. Британская геологическая служба была осторожна в итоговом заявлении, где говорилось: «Приведённая оценка относится к геологическим запасам сланцевого газа, то есть речь идёт о балансовых запасах, а не тех, которые могут быть извлечены. Процентное отношение извлекаемых запасов газа неизвестно, поскольку оно зависит от экономических, геологических и социальных факторов, которые могут оказаться решающими при проведении работ».

Тем не менее в прошлом месяце премьер-министр Дэвид Кэмерон заявил: «Мы все обеими руками за сланцевые ресурсы», которые позволят создать 74000 новых рабочих мест и уменьшить потребительские счета за газ. Цифра взята из отчёта Института Директоров, составленного при спонсорской поддержке компании Cuadrilla Resources, основного игрока на рынке сланцевого газа в Великобритании, президентом и крупным инвестором которой является бывший генеральный директор BP лорд Browne. Объективность отчёта — другой вопрос.

Взяв его на веру, в 2011 г. правительству Великобритании удалось предотвратить катастрофические последствия, которые могли иметь два мини-землетрясения, произошедшие в районе бассейна Bowland в Ланкашире и доставившие неприятные минуты местным жителям. Согласно выводам последовавшего разбирательства, сейсмические события были вызваны применением ГРП в скважине, пробурённой компанией Cuadrilla, но не представляли угрозы местному населению. Выработанные впоследствии рекомендации по проведению подобных операций в будущем, кажется, позволили утихомирить страсти, и временный мораторий на бурение был снят без особых возражений.

С тех пор правительство делало всё возможное для создания благоприятного климата. Приняты налоговые льготы для компаний, занимающихся разведкой сланцевых месторождений, объявлено о финансовых выгодах для местных властей, на территории которых проводятся сланцевые операции, кроме того, продолжаются консультации по расширенному лицензированию участков для проведения разведки на сланцевый газ во время 14-го этапа лицензирования наземных участков, запланированного в этом году.

Некоторым наблюдателям такие меры кажутся спорными. Только когда дойдёт дело до получения разрешений нескольких уровней, необходимых для проведения каждой бурильной операции в Великобритании, станет ясен реальный масштаб работы на сланцевых месторождениях и требований к ним. Будет проведён более тщательный анализ того, как ведутся работы в США: объёмов бурения и его безопасности, требований к водоснабжению, ГРП и его мониторинга, состава используемых проппантов, обратного притока и рециркуляция воды, транспортной и трубопроводной инфраструктуры и, наверно, самой серьёзной экологической проблемы — удаления и очистки сточных вод. Сколько бы воды ни использовалось повторно, наступает момент, когда её необходимо удалить, и имеющиеся на сегодняшний день альтернативы не очень радуют. Наиболее токсичные вещества сейчас сбрасываются в скважины для промысловых вод, в то время как в некоторых штатах, таких как Пенсильвания, это запрещено, и отходы вывозятся в другие штаты. Такой вариант может оказаться неприемлемым в условиях тесно примыкающих друг к другу общин Великобритании.

При условии решения экологических проблем — а это, скорее всего, произойдёт в ближайшем будущем — на повестке дня остаётся другой дискуссионный вопрос. Это экономическая обоснованность инвестиций в сланцевые месторождения. Ruud Weijermars из Дельфтского технологического университета несколько раз высказывался на страницах журнала First Break о низких финансовых показателях операторов, работающих в сланцевом секторе США, которые не смогли окупить инвестиции и в целом ряде случаев (вспомним Shell) вынуждены были списывать убытки в результате обесценивания своих активов.

В новом документе SPE под названием The uncertainty of future commercial shale gas availability Weijermars из Международного института прикладного системного анализа и Hans-Holger Rogner из Королевского технологического института Стокгольма утверждают: «Количество сланцевого газа, коммерчески добытого в нынешних и будущих рыночных условиях, определяется количеством и термической зрелостью органических веществ сланцев, региональными технологическими расходами, доступностью магистральных трубопроводов и уровнем региональных цен на газ». Все эти критерии в основном неизвестны для Великобритании и Европы, и безусловно выходят за рамки возможностей прогнозирования политиков. При здравом размышлении становится ясно, что затраты на добычу сланцевого газа в Европе будут значительно выше, чем в США. Возникает вопрос, готовы ли компании рисковать крупными инвестициями, когда остаётся так много неизвестных величин? Самый безопасный способ заработать деньги в краткосрочной перспективе — спекулятивные операции с лицензиями, обеспечивающие быструю прибыль, пока преобладают оптимистические настроения в отношении перспективности поисковых объектов. В Великобритании уже началось заключение договоров о получении доли участия с Total (см. новости на с. 33) и Centrica, выступающими в качестве скупщиков акций. Однако стоимость лицензий может достигнуть пика и резко пойти на спад, когда станет очевидным истинное положение вещей, чему мы были свидетелями во время сланцевого бума в США. На сегодняшний день бурение сланцев напоминает стрельбу наугад, где пока не выработаны рациональные подходы, разработанные для разработки и добычи традиционных газовых ресурсов. Будем надеяться, что ситуация изменится до того, как «Газпром» решит отправить весь свой газ в Азию.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.