Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Апрель 2014 – Выпуск 4 – Том 32 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Большой переполох в секторе многоклиентных исследований

Колонка Эндрю МакБарнета

Решение норвежского правительства об изменении процесса сейсморазведки в юго-восточной части Баренцева моря, распространяющееся на предстоящий 23-й этап лицензирования, повлекло за собой пересмотр бизнес-модели коммерческой морской сейсморазведки. В данном случае пристальное внимание было привлечено к многоклиентным исследованиям. По последним данным, 33 нефтяные компании подписались под новой инициативой правительства Норвегии, стартовавшей в декабре. По условиям беспрецедентного соглашения, на Statoil как компанию-оператора были возложены обязанности по сбору трёхмерных сейсмических данных для всех компаний, принимающих участие в разведке перспективного юго-восточного сектора Баренцева моря, где были выставлены на торги 34 участка.

В прошлом месяце Statoil заключила контракты с компаниями WesternGeco и Petroleum Geo-Services (PGS) на проведение сейсморазведочных работ общей площадью 13700 км2, куда входит практически вся лицензируемая территория. Работы должны начаться в апреле, обработанные данные будут доступны летом 2015 г.

Возникает естественный вопрос, почему норвежские власти внезапно выбрали такой подход к сейсморазведке, прежде чем открыть для поисково-разведочных работ юго-восточную часть Баренцева моря, исключая возможность обычных многоклиентных проектов на предполагаемой лицензионной территории. После того как в прошлом году это предложение стало достоянием широкой общественности, Международная ассоциация геофизических подрядчиков (IAGC) сразу назвала его «ошибочным»! Её представители заявили о «подрыве бизнес-модели многоклиентных исследований, которая выгодна не только для разведочно-добывающих компаний, но и для правительства Норвегии». Было отмечено, что «широкое взаимодействие между нефтяными компаниями на основе единого плана, обязательного для всех, является препятствием для конкуренции между ними и между геофизическими компаниями». По утверждению IAGC, в этом предложении «отсутствует механизм, позволяющий геофизическим компаниям-подрядчикам инвестировать средства в успешную разведку и разработку этого малоизученного региона». Для обычно сдержанной манеры IAGC такое утверждение звучит очень агрессивно.

Действия Норвегии могут быть обусловлены конкретной ситуацией, даже если принятое решение вызвало некоторую насторожённость. Официальная версия заключается в том, что Норвежское министерство нефти и энергетики попросило Норвежскую ассоциацию партнёров в нефтегазовой промышленности, которая представляет норвежские нефтяные компании, работающие на шельфе, организовать групповые взрывы для сбора сейсмических данных на данном этапе разведки юго-восточной части Баренцева моря. Эта территория является бывшей «серой зоной» между Норвегией и Россией.

Возможно, смену политики вызвали прозвучавшие в Норвегии опасения, что морские сейсмические исследования отрицательно скажутся на рыболовстве. В своём заявлении IAGC приветствует «любые усилия по минимизации конфликта с рыбной промышленностью, которые могут возникнуть при сборе сейсмических данных». В нём утверждается, что «ассоциация придерживается принципов рационального проведения сейсморазведки и регулярно проводит встречи с заинтересованными сторонами, пытаясь устранить возникающие вопросы и минимизировать конфликты».

О чём умалчивает IAGC, так это о том, что Норвегии удавалось в течение нескольких десятилетий выдавать разрешения на сейсморазведку с молчаливого согласия, если не при полной поддержке со стороны рыбной промышленности страны. Новая стратегия, предложенная для разведки в юго-восточной части Баренцева моря, предусматривает сейсмическую съёмку с применением той же технологии, что и раньше, следовательно, проблема заключается не в ней.

Со стороны решение о «групповых взрывах» выглядит как уступка рыбному лобби, к которому политики Норвегии всегда относились очень внимательно. Кроме того, нельзя считать случайным тот факт, что состав правительства Норвегии изменился после выборов, состоявшихся в октябре прошлого года.

Statoil выступила с заявлением: тот факт, что под проектом по изучению юго-восточной части Баренцева моря подписалось большое количество компаний, свидетельствует об «ощутимой поддержке отрасли», оказанной инициативе правительства. При этом, конечно, игнорируется тот момент, что любая компания, заинтересованная в разведке этого исключительно перспективного региона, не имеет другого выбора, кроме как принять данное предложение.

Statoil заявляет, что координационный проект гарантирует очень низкие затраты на съёмку и высокое качество данных благодаря использованию коллективного опыта компаний в области изучения геологической среды, сбора и обработки сейсмических данных. Такое утверждение можно принять с большой натяжкой. Очень маловероятно, что 33 конкурирующие нефтяные компании безоговорочно согласились на самый приблизительный план морской сейсморазведки в юго-восточной части Баренцева моря. Statoil остаётся только радоваться своему огромному влиянию на принятие этого решения, которое даёт ей сомнительные конкурентные преимущества. Это так же верно, как и то, что найдётся целый ряд компаний, которые вынуждены были пойти на уступки, не питая никаких иллюзий о процессе съёмки и её результатах.

У компаний-подрядчиков, занимающихся морской сейсморазведкой, «один план на всех», предварительно утверждённый для исследования юго-востока Баренцева моря, неизбежно вызовет большие опасения. Его можно воспринимать как демонстрацию того, что их клиенты — нефтяные компании — решили идти вместе до конца, какими бы ни оказались результаты. Иначе говоря, создаётся впечатление, что они относятся к услугам сервисных компаний как к товару широкого потребления. Такое могло привидеться только в страшном сне тем, кто работает в высокотехнологичном бизнесе, которым является морская сейсморазведка. Поиск технологий, выделяющей их среди других игроков рынка, — основная и наиболее затратная статья расходов всех ведущих компаний, занимающихся сейморазведкой. То, что все детали выполнения работ отданы на откуп Statoil, оставляет у ведущих компаний впечатление, что конкурирующие между собой подрядчики могут лишь предлагать различные методы выполнения одной и той же работы. Если это так, то конкуренция сводится к вопросу цены и доступности услуг.

На самом деле Statoil не пошла по пути выбора самой дешёвой технологии, но продолжает надеяться, что выполнение всего двух исследований позволит сократить расходы для всех держателей лицензий на перспективные участки. WesternGeco и PGS могут испытывать удовлетворение от того, что их решения по широкополосной сейсмической съёмке, являющиеся одними из самых современных, были одобрены Statoil, стремящейся к «более высокому разрешению сейсмических данных, а, следовательно, к более детальной интерпретации геологической среды». Тем не менее подрядчики не могут избавиться от чувства, что нефтяные компании вступили в сговор против них, который может стать нежелательным прецедентом.

IAGC обращает особое внимание на отказ от многоклиентных исследований на юго-востоке Баренцева моря. Аргументы ассоциации, безусловно, будут изучены целым рядом государственных органов во всём мире, которые ищут наилучшие способы регулирования сейсмических исследований и получения прибыли от них и в этой связи присматриваются к обладающих несомненными преимуществами программам многоклиентных исследований.

IAGC утверждает, что геофизические компании выполняют многоклиентные исследования на свой страх и риск, и заявляет, что рыночная модель бизнеса в этой области «способствовала получению самых современных высококачественных сейсмических данных, доступных нефтегазовым компаниям по норвежскому континентальному шельфу». Более того, эта модель «послужила толчком к разведке малоизученных районов, которые в результате были охвачены сейсмическими данными с минимальным риском для каждой отдельно взятой нефтяной или газовой компании». IAGC обоснованно замечает, что недавно открытые месторождения Skrugard и Havis на норвежском шельфе «были сделаны с учётом самых разнообразных массивов многоклиентных данных, полученных с помощью новейших технологий, знаний, методов интерпретации данных и коммерческих инвестиций геофизических компаний-подрядчиков».

IAGC подчёркивает также и другие позитивные моменты. Многоклиентная модель бизнеса позволяет прогнозировать наиболее полное удовлетворение требований заказчиков в условиях свободного рынка. Норвежское правительство проверяет это утверждение на прочность. Однако в любом случае такая модель лучше всего отвечает интересам сейсморазведочных компаний, а значит, и нефтяной отрасли. Где-то по ходу дела произошла смена терминологии. Те исследования, которые мы теперь знаем как «многоклиентные», раньше назывались «спекулятивными» в противоположность «исключительным», которые теперь называют «частными».

Суть заключается в том, что многоклиентные исследования по-прежнему являются спекулятивными бизнес-предприятиями. В случае успеха они более выгодны, чем большинство частных проектов, благодаря чему основные игроки остаются на плаву. Но они могут стать дестабилизирующим фактором в коммерческих операциях геофизических компаний-подрядчиков, о чём очень хорошо известно всем, кто помнит трудные для нефтегазовой отрасли дни в 1999—2000 годах. В тот период компании необдуманно выполнили несколько не обеспеченных финансированием спекулятивных исследований, чтобы поддерживать суда в работоспособном состоянии, а не консервировать их. Но даже в прошлом году ожидаемые поздние продажи многоклиентных исследований не были проплачены нефтяными компаниями, которые, как всегда, озабочены сохранностью денежной наличности. Такая ситуация привела к худшим, чем ожидалось, квартальным финансовым показателям нескольких основных игроков на рынке сейсморазведки.

В последние 15 лет одной из самых успешных и рентабельных компаний, занимающихся многоклиентными исследованиями, была TGS. Её выигрышная стратегия заключалась в том, чтобы определить районы работ, получить разрешение на съёмку, а затем провести сейсморазведку и продать её результаты, прибегая к краткосрочному фрахтованию судов. Такой метод работы позволяет избежать всех затрат, связанных с владением судами, и эффективно поставлять нефтяным компаниям услуги профессиональной сейсморазведки по низкой цене. Возможно, операторам, владеющим флотом для проведения геофизических исследований, такая конкуренция совсем не по вкусу, но TGS является основным поставщиком, который ежегодно выполняет больше проектов морских сейсмических исследований, чем любая другая нефтяная компания.

Неудивительно, что такие кампании как Spectrum и ION Geophysical приняли на вооружение такую же облегчённую модель бизнеса, но в меньших масштабах. Однако рынок многоклиентных исследований отнюдь не кажется безграничным, скорее наоборот, если у новой стратегии норвежского правительства найдутся последователи. Несколько лет назад в TGS носились с идеей превращения в полноценного подрядчика на рынке морской сейсморазведки, но всё закончилось после не очень успешной попытки приобрести Wavefield-Inseis. Такой итог позволяет предположить, что в TGS увидели, что рост компании в этом секторе рынка имеет свои пределы. А ведь совсем недавно компания тихо занималась комплектацией библиотеки наземных сейсмических данных в Северной Америке.

Норвежский эпизод неизбежно привёл к постановке вопроса о необходимости многоклиентной сейсморазведки, даже несмотря на то, что по всему миру уже объявлено о начале новых исследований. Эта система была создана с прицелом на Мексиканский залив и северо-западную Европу, т.е. на экономически благоприятную ситуацию, когда большой размер участков и широкая поисково-разведочная деятельность гарантируют большой объём продаж полученных данных держателям лицензий, участникам соглашений о получении доли участия и т.п. Вот почему норвежский запрет на многоклиентные исследования вызывает такое недоумение, даже если он действует только в одном конкретном районе шельфа. Возникают опасения, что этот пример является частью нерыночной стратегии сбора сейсмических данных на шельфе в интересах национальных нефтяных компаний в ущерб благополучию рынка морской сейсморазведки в целом.

Все высказанные здесь суждения является личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.