Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Июнь 2014 – Выпуск 6 – Том 32 – Новости EAGE

Всё о горечи и радости написания книги

Mac Al-Chalabi, почётный член EAGE, независимый консультант, написал книгу, которую он сам считаете «вкладом в науки о Земле». Книга под названием Principles of Seismic Velocities and Time-to-Depth Conversion поступит в продажу во время 76-й конференции и выставки EAGE 2014 года в Амстердаме. Автор рассказывает, что привлекло его в геофизике, той конкретной области, которой он занимается, а также о выходящей книге и своих увлечениях.

Ваша книга начинается с цитаты из Джорджа Оруэлла о том нелёгком труде, который сопряжён с написанием книги. В чём её смысл?

В конце обычно ждёт награда. Награда, на которую я надеюсь, заключается в том, что эта книга будет оценена по достоинству как книга, которая даёт геоучёным возможность решать все задачи, связанные со скоростями и глубинными построениями, осознанно, точно и эффективно. Профессионализм в науках о Земле — это искусство и воображение, которые лежат в основе строгой науки и практического применения.

Кому адресована эта книга?

Книга предназначена геофизикам-интерпретаторам, работающим в области разведки и разработки, специалистам по обработке сейсмических данных, которые стремятся в более качественному результату и получению данных, которые будут полезны геоучёным «на передовой линии», геологам, использующим геофизические методы в качестве инструмента на разных уровнях детализации при оценке недр, и геоучёным в самом широком смысле слова.

Можно ли сказать, что книга является кульминацией вашей работы?

Содержание книги — это итог четырёх десятилетий работы практически со всем спектром проблем, относящихся к сейсмическим скоростям и глубинным построениям. Она также затрагивает ложные представления, которые часто приводят к лишним затратам и невыгодным решениям. Она призвана обратить внимание на эффективные методы, которые позволят значительно повысить точность определения глубины и других свойств геологической среды.

Что заставило Вас изучать геологию и геофизику? Что привлекло Вас к той конкретной области, которой Вы занимаетесь?

Как у большинства детей, моё воображение будоражили такие природные явления, как землетрясения, вулканы и окаменелости. Однако в Багдаде, где я рос, о землетрясениях ничего не известно, а последний период вулканической активности пришёлся на юрский период. Обнажения горных пород и окаменелости скрыты глубоко под Месопотамской аллювиальной долиной, которая охватывает большую часть Ирака. Эти интересные геологические явления находятся за пределами реальности, оставаясь только тем, о чём можно прочесть в книгах, дополненные преданиями. Всё это подогревало моё желание увидеть наяву подобные вещи. Точно так же геология была моим основным увлечением, которое плавно перетекло во взрослую жизнь.

Я получил стипендию для учёбы в Великобритании и воспринял это как возможность превратить хобби в профессию. Я никогда раньше не слышал о геофизиках и был приятно удивлён, когда обнаружил эту специальность в университете, а затем полностью отдался изучению этого предмета в аспирантуре. Университет Дарема занимал ведущие позиции в области изучения гравитации и магнетизма, и хотя большая часть моей диссертации была посвящена этим темам, в будущем я собирался посвятить себя сейсмическому методу исследования. Интерес к скоростям и глубинному преобразованию появился у меня ещё тогда, когда я был студентом Французского нефтяного института. Когда я пришёл работать в BP, там нужен был специалист, который занимался бы вопросами, связанными с сейсмическими скоростями. Это была огромная удача.

Несколько лет Вы были преподавателем и консультантом. Что вы предпочитаете — преподавать, консультировать или писать?

Конечно, преподавать и консультировать. Прямые человеческие контакты приносят гораздо большее удовлетворение. Почти всегда в конце чтения курса или сеанса консультации я чувствую, что мои усилия не пропали даром и принесли ощутимую пользу — сразу или в перспективе. Очень приятно, когда по окончании курса лекций или консультации на конференции ко мне подходят люди и благодарят за рекомендации, в результате которых они разместили скважину в другом месте и обнаружили месторождение, которое могли пропустить.

Писательский труд сильно отличается. Аудитория здесь существует только в воображении. Кода вы принимаетесь за техническую работу, то мысленно рисуете своих читателей, людей, которых может заинтересовать ваш предмет. Написание статьи — относительно простое предприятие, ограниченное конкретным аспектом затрагиваемой темы. Книга — совсем другое дело. Здесь не только сами темы более широкие, чем в статье, но и мысленная аудитория охватывает людей с разной подготовкой, сферой интересов и опытом. Отсутствие непосредственного человеческого общения обрекает вас на одиночество.

Вы писали книгу почти каждый день в течение последних четырёх лет. Какие занятия доставляли Вам удовольствие, когда появлялось свободное время?

Я заядлый путешественник. На первом месте в моём списке стоит путешествие на транссибирском экспрессе, которое закачивается в Монголии, за которым последует тур по Китаю. Хотите поехать со мной? Среди других планов на будущее стоят Антарктика и Тимбукту. Защита прав человека и участие в привлечении политиков к ответу, возможно, также займёт какую-то часть моего свободного времени. Я также слежу за событиями в мире искусства, музыки, простых чисел, изучении древней и не очень истории.

Какие ещё работы Вы написали, и планируете ли снова взяться за перо?

Я написал некоторое количество научных работ и глав книг, также являюсь автором статей по лингвистике и научно-популярной тематике. Книга, которой я действительно горжусь, — это Popular Mural Art of Venezuela, посвящённая стенной живописи Венесуэлы. Приехав в Венесуэлу в 1980-х в командировку от BP, я был поражён большим количеством уличной настенной живописи. Книга пользовалась некоторым успехом и была издана на английском и испанском языках. Многие местные издатели проявляли к ней интерес, но BP решила использовать её в качестве пиара. Я сделал выбор в пользу BP. Позже книга вышла вторым изданием, и я считаю, что она не потеряла свою актуальность после стольких лет, прошедших с тех пор.

Моя следующая книга будет, скорее всего, посвящена моему второму увлечению — этимологии. Находясь в самых разнообразных языковых средах, вполне естественно узнавать о том, как развиваются и взаимодействуют языки, что приводит к захватывающим открытиям. Очень интересно сделать для себя открытие, что от слова star (звезда) можно образовать длинный список слов — от астрономии до астрологии, от disaster до catastrophe. Эти слова прослеживаются в большинстве европейских языков и восходят к имени вавилонской богини Иштар, чем-то напоминающей Венеру. Смотрите, что происходит, когда мы обратимся к слову earth (земля), которое имеет прямое отношение к наукам о Земле. Его этимология представляет собой интригующую головоломку. Слово Earth явно близко к немецкому Erde, голландскому Aarde и даже шведскому Jord. Возникает вопрос, имеет ли слово earth какое-то отношение к Ardh, обычному арабскому обозначению земли, которое используется почти 2000 лет? Каким образом слово Ardh попало в Западную Европу, никак не повлияв латинское Terra и греческое Gaia? Для поиска ответа мы должны снова обратиться к Вавилону.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.