Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Июнь 2014 – Выпуск 6 – Том 32 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Знакомьтесь, морская сейсморазведка

Колонка Эндрю МакБарнета

Ни один здравомыслящий человек не смог бы нарочно придумать ту бизнес-среду, в которой приходится работать геонаучным компаниям, обслуживающим разведочно-добывающие нефтегазовые компании, особенно в секторе морской сейсморазведки. Здесь так много проблем. Достаточно просто перечислить несколько факторов, которые делают этот бизнес таким волатильным и, следовательно, уязвимым, особенно сейчас, когда компании-подрядчики столкнулись с затишьем на рынке морской сейсморазведки. Поисково-разведочные компании сейчас гадают, можно ли считать благоприятные условия на северо-западе Европы и дальнем севере, сложившиеся этим летом, гарантией стабильности операционной деятельности предстоящей зимой во всём мире.

Проблемы при выполнении морских сейсмических исследований начинаются с попыток угадать потребности заказчиков из нефтяной отрасли. Это проще сказать, чем сделать. Например, никто не мог предвидеть давления со стороны акционеров, заставляющих крупные нефтяные компании уделять больше внимания сохранению наличности и, следовательно, меньше тратить на разведку и добычу. Это неизбежно ударяет в первую очередь по рынку сейсморазведки, в результате компании, занимающиеся морской сейсморазведкой, пережили довольно суровую зиму из-за меньшего количества заказов, чем ожидалось, и традиционные продажи библиотек многоклиентных данных показали стойкое падение.

Конечно, нефтегазовая разведочно-добывающая отрасль печально известна циклическим характером бизнеса. После того как нефтяные компании потратили значительные средства на сейсморазведку (что происходило последние два года), акцент перемещается на бурение и добычу для разработки новых потенциальных запасов. Всё это требует гораздо больших затрат, поэтому уровень дальнейших расходов на сейсмическую съёмку сокращается. Геофизические компании иногда с оптимизмом смотрят на рост рынка четырёхмерного сейсмического мониторинга коллекторов, но несколько исследований, которые проводятся в этой области, не могут сравниться по объёмам с сейсморазведкой, которая даёт работу сейсмическому флоту.

Было бы естественно предположить, что для поддержания бизнеса нефтяные компании должны постоянно инвестировать средства в разведку. В своих заявлениях основные игроки на рынке сейсморазведки часто ссылаются на необходимость пополнения ресурсов для удовлетворения мирового спроса на энергоносители и утверждение, что это заставляет нефтяные компании постоянно заниматься разведкой. Но исторически этот фактор никогда не был преобладающим. Основной стимулятор рынка был гораздо более прозаическим, а именно: всё решала цена на нефть. В конце 1990-х сейсморазведочные компании испытали на себе последствия колебаний этой цены, которые повторились в 2009-10 гг., когда снижение цен на нефть привело к урезанию затрат на разведку и добычу.

Дело в том, что сейсморазведочные компании не контролируют ни цены на нефть, ни бюджеты, выделяемые на разведку и добычу: им остаётся только гадать. Даже часто цитируемый прогноз об увеличении на 6% расходов нефтегазовых компаний на разведку и добычу, сделанный Barclays Capital в начале этого года, не означает роста инвестиций в сейсморазведку.

Сейсморазведочный бизнес, обслуживающий глобальный рынок, также подвержен всем видам неопределённости. Он реагирует на политическую нестабильность, изменение государственной политики, непредсказуемые сроки лицензионных торгов и другие неожиданные события в энергетической политике разных стран. В качестве наглядных примеров, которые привели к снижению спроса, могут послужить четырёхлетний промежуток между лицензионными аукционами морских участков в Бразилии и последствия аварии на платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе.

С точки зрения макроэкономических факторов, влияющих на деятельность морских сейсморазведочных компаний, высшее руководство должно постоянно следить за сохранением доверия инвесторов. Одна из обязанностей, которая лежит на руководителях всех публичных компаний, — это способность оспаривать выводы аналитиков, которые могут иметь слишком большое влияние на оценку компании. Наверно, позитивным моментом здесь является то, что при изменении рынка снижается доля всех основных игроков, как произошло в прошлом году или около того. При этом не уменьшается давление на исполнителей. Если это не всегда означает «рост», то о по повышении коэффициента доходности стоит подумать, что, конечно, влияет на ограничение опционов для руководства.

Именно здесь компании попадают на настоящие американские горки, движение по которым вряд ли можно остановить, чтобы дать кому-то сойти. В ретроспективе продажа Fugro своего бизнеса в области морской сейсморазведки компании CGG хоть и удивляет, но может показаться, по крайней мере, логичным, если не вдохновляющим примером. Конкуренты получили время для размышления, поскольку решение Fugro по большей части основывалось на её представлении о том, как работает бизнес в морской сейсморазведке. Компания предвидела постоянные проблемы, а также возможность достижения налаженной цикличной работы в геотехническом и исследовательском направлениях бизнеса.

Купив Fugro, CGG тем самым признала наличие проблемы. Помимо судов, которые пополнили сейсморазведочный флот CGG, приобретение подразделений Fugro Jason, Robertson и воздушной разведки наряду с созданием совместного предприятия донной сейсморазведки, как заявляют в компании, открыло ей путь к превращению в единственную универсальную сервисную компанию, способную лучше противостоять подъёмам и падениям рынка.

Пока, однако, это не стало реальностью из-за необходимости постоянно маневрировать для сохранения конкурентоспособности на рынке сейсморазведки. Для начала владение судами ложится на компанию тяжёлым грузом, как и на всех других крупных игроков морской сейсморазведки, за исключением TGS. В случае CGG компания потратила $1 млрд на модернизацию флота, а теперь в течение нескольких лет она должна сократить его не менее, чем на 25%. Стратегия компании заключается в сокращении зависимости от доходов, полученных в секторе морской сейсморазведки, и опоре на возможности по обработке данных и ведущую роль её производственного крыла в лице Sercel.

Поддержание конкурентоспособного флота является маркетинговой и технологической проблемой, не свойственной большинству других промышленных секторов. Основной изъян данной бизнес-модели заключается в том, что нельзя постоянно удерживать баланс между количеством сейсморазведочных судов и потребностью в сейсмических исследованиях. Как бы ни было это заманчиво, но подрядчики не были замечены в сговоре. В результате чаще всего на рынке наблюдается избыточное предложение и недостаточное соблюдение расценок.

Возможно, самым оптимистическим показателем для рынка сейчас является то, целый ряд программ по строительству новых судов, предпринятых всеми подрядчиками для модернизации флота, уже закончился. До конца 2016 г. было объявлено об очень небольшом количестве планов по строительству новых судов, если вообще таковые имеются. Это может привести к кратковременной стабилизации и улучшению ситуации с ценами. Однако опыт прошлого заставляет предположить, что любые признаки роста рынка могут стимулировать появления новых судов по инициативе владельцев судов, делающих запас на всякий случай, или подрядчиков, решивших попытать счастья.

Единственным сдерживающим средством может стать цена выхода на рынок. Прослеживается чёткая тенденция завоевания доли рынка новыми современными судами, которые регулируют цены, когда объявляется конкурс на проведения соответствующих исследований. Это относится ко всей технологической составляющей бизнеса. Для сохранения конкурентоспособности компании обречены на борьбу с самыми современными системами морской сейсморазведки. Вы можете возразить, что они плохо влияют на заказчиков, приучая их к новых продуктам и технологиям. Действительно, потенциальные заказчики — обладающие скромными ресурсами нефтяные компании, всячески пытаются понять преимущества некоторых из предлагаемых технологий морской сейсморазведки.

После того как PGS в 2007 г. выпустила систему GeoStreamer с двумя типами датчиков, широкополосная сейсмика стала самой важной фишкой, а широкоазимутальные исследования — другой такой фишкой, хотя и вызывающей споры. PGS до сих пор пожинает плоды своей инновации, но конкуренты быстро наверстали упущенное, как часто происходит в таких случаях. Тем временем WesternGeco подняла планку, выпустив ещё более сложное решение под названием IsoMetrix, хотя до сих пор не ясно, какое влияние оно оказало на рынок.

Борьба за технологическое превосходство — ещё одно занятие игроков на рынке морской сейсморазведки. Здесь всего ещё больше. Например, сокращение доли частных исследований по сравнению с многоклиентными. Это стало одним из решающих моментов. И всё из-за длительного вызывающего зависть успеха TGS. Компания уделяет внимание почти исключительно многоклиентным проектам. Они выполняются суднами, которые подряжаются одного проекта или берутся в краткосрочную аренду. В результате компания не несёт накладных расходов, связанным с владением судами, и заказывает гораздо больше сейсмических исследований, чем любая отдельно взятая нефтяная компания, попутно обеспечивая большие объёмы работ для подрядчиков, владельцев судов. Более десятилетия TGS оставалась в прибыли, будоража фондовую биржу Осло. В апреле компания объявила о высоких финансовых показателях за первый квартал, которые превысили показатели за аналогичный период 2013 г. (см. «Новости отрасли», с. 39).

Основные игроки, такие как WesternGeco, PGS и CGG, всегда имели внушительные библиотеки многоклиентных данных, которые могут быть прибыльными при условии большого количества продаж. Однако, как минимум, часть этих библиотек обычно связана с эффективным использованием судов, формирующих флоты компаний, сидящие без работы. Следовательно, иногда ценность библиотек может быть сомнительной. В то время как компании меньшего размера, такие как Ion Geophysical и Spectrum, воспользовались преимуществами модели TGS и попытались использовать этот рынок.

В данном контексте решение родительской компании Schlumberger отобрать многоклиентный бизнес у WesternGeco и заняться им самой может оказаться значимым. Большинство наблюдателей интерпретируют эту реструктуризацию как результат снижения прибыльности рынка традиционной сейсморазведки. Как минимум, это интересное упражнение для бухгалтеров.

Капиталовложения, связанные с владением и сдачей в аренду современных сейсмических судов, также означает, что подрядчики морских сейсморазведочных работ в большей или меньшей степени сталкиваются с постоянно растущими и постепенно подрывающими их положение долгами. За последние годы несколько компаний сошли с дистанции, обычно это происходило в период падения рынка и вполне может произойти снова.

Основной урок заключается в том, что инвестиции в морскую сейсморазведку — испытание не для слабонервных, поэтому те, кто выжил и процветает, заслуживают наших аплодисментов.

Все высказанные здесь суждения является личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.