Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Август 2014 – Выпуск 8 – Том 32 – Новости EAGE

Президент-музыкант, который ставит своей целью достижение более устойчивого развития

Philip Ringrose рассказал Damian Arnold о планируемом увеличении роли ассоциации в сокращении выбросов углекислого газа в атмосферу Земли за время его президентства.

В свободное время Philip Ringrose любит играть на кларнете и виолончели, кроме того, 54-летний президент планирует заняться гармонизацией деятельности ассоциации во время своего президентства, которое началось на ежегодной конференции EAGE в Амстердаме в июне этого года. Основная цель менеджера Statoil заключается в том, чтобы убедить наших членов, количество которых значительно возросло за время президентства Глэдис Гонсалес, выступить единым фронтом, когда речь идёт об устойчивом развитии.

«Тема моего президентства — сделать EAGE более устойчивой, — сказал он First Break. — Нам предстоит многое сделать в этом направлении, продолжив многое из того, что было начато Глэдис. Она приложила огромные усилия для продвижения вперёд, и мы снимаем перед ней шляпу, потому что количество наших членов в таких региональных центрах, как Дубай и Куала-Лумпур, значительно возросло, а совсем недавно этот процесс начался и в Латинской Америке. Я хочу сделать всё возможное, чтобы наше развитие было устойчивым. В тяжёлых экономических условиях мы должны быть уверены в том, что предлагаем нашим членам самое лучшее. В ряды EAGE вступает много новых членов, однако важно, чтобы они оставались с нами и далее. Нам нужно лучше объяснять, чем может помочь ассоциация в профессиональном развитии. Для этого мы должны постоянно быть на переднем крае науки и технологий и предлагать семинары по самой актуальной тематике».

Так, например, Ringrose хотел бы расширить секцию малоглубинных наук, на которую сейчас приходится всего около 10% членов ассоциации. «Мы хотим, чтобы в последующие пять лет эта секция росла и на неё приходилось не менее 20—30% наших членов. Для этого нам необходимо сделать более сильный акцент на рациональном использовании ресурсов Земли, в частности, на улавливании и хранении CO2. Нам нужно продемонстрировать, что ассоциацию беспокоит не только добыча нефти и газа из недр Земли, но и более глобальные проблемы».

Он принимал активное участие в организации целого ряда конференций по устойчивому развитию, посвящённых таким темам, как УХУ, использование геотермальной энергии, глубинное хранение и возобновляемые источники энергии. Среди запланированных мероприятий необходимо назвать лекционный курс в рамках серии Образовательных турне EET, посвящённый новым технологиям (InSAR) спутникового мониторинга и изменению объёмов коллектора, вызванных извлечением и нагнетанием флюидов. «Если мы будем активно развивать эти новые направления, то количество членов EAGE будет расти».

Ringrose вступил в ряды ассоциации после того, как в 1990 году стал научным сотрудником университета Хериот-Ватт в Эдинбурге, и всегда принимал самое активное участие в семинарах и конференциях EAGE. Три года спустя ему было предложено стать членом правления EAGE. Как истинный европеец он очень хорошо владеет собой. «Основная задача EAGE — наладить взаимодействие специалистов из разных стран с целью их профессионального развития. И эта модель прекрасно работает».

Путь Ringrose к вершинам руководства EAGE начался ещё в детстве в Индии. «До 15-летнего возраста я рос в Индии, где мои родители работали волонтёрами в христианской церкви Бомбея (Мумбаи). На праздники мы обычно ездили на Деканское плоскогорье, самую большую вулканическую систему в мире. Отец немного занимался геологией и передал мне своё увлечение».

Филип изучал геологию в Институте геологии Гранта при Эдинбургском университете, «наверно, самой известной геологической школе в Великобритании». Он окончил учёбу в 1983 г., а затем подготовил и защитил диссертацию по сейсмологии и землетрясениям в Университете Стратклайд. «В результате у меня возник интерес к геологии, геофизике и инженерной геофизике в междисциплинарном контексте. Я хотел работать над практическими аспектами геологии. Мы изучали сейсмическую опасность, чтобы научиться предсказывать землетрясения и оценивать риски для нефтяных платформ и ядерных установок. По завершении учёбы я начал работать в Лондоне на американскую консультационную компанию, занимающуюся анализом состояния окружающей среды, недр и сопутствующих рисков».

Для молодого консультанта по вопросам экологии нефтегазовая промышленность была «грязным» производством, он не связывал свои карьерные планы с этой отраслью, однако вскоре ему пришлось убедиться в том, что его юный идеализм очень далёк от реальности: «Я понял, что с консультациями по вопросам экологии всё обстоит не так просто, как многим кажется. Консультанты больше озабочены тем, чтобы подлатать репутацию крупных корпораций, выдавая им своего рода карантинное свидетельство, чтобы они выглядели хорошо в глазах широкой общественности. В то же время, я осознал, что нефтегазовая отрасль не так грязна, как многие думают. Я увидел, как много делается, чтобы обеспечить высокий уровень производства и технической работы. Нефтяная промышленность гораздо больше заботится о защите окружающей среды, чем принято думать».

Работа Ringrose в нефтегазовой отрасли началась с должности научного сотрудника в Университете Хериотт-Ватт (известном центре подготовки специалистов по технологиям нефтеотдачи), где он занимался жидкой средой и горными породами. «Мне показалось это очень интересным, и меня привлекли к участию в хорошо финансируемых проектах по изучению жидкой среды и горных пород, причём, скорее к изучению структурированных горных пород, чем количественному анализу». После публикации большого количества статей в 1997 г. Филип получил приглашение стать сотрудником исследовательского центра компании Statoil, чтобы продолжить работу в том же направлении.

Филипу и его семье понравилось в Норвегии, кроме того, он получил прекрасную возможность применить свои теоретические знания, полученные в результате исследований в Хериотт-Ватт, для осуществления реальных проектов. Его привлекли к написанию компьютерного кода для программы моделирования коллекторов, на основе которого в Канаде компанией Geomodelling Technology Corporation был разработан программный продукт, который оказался коммерчески успешным. «Я брал научные идеи и реализовал их в промышленном производстве, надеюсь, академической науке это тоже пошло на пользу».

После слияния Statoil с Norsk Hydro в 2007 г. он решил сменить направление и начать работу над технологией улавливания и хранения двуокиси углерода. «Я почувствовал важность участия в решении проблемы выбросов углекислого газа. После того как в 1990-91 гг. правительство Норвегии установило налог на выбросы CO2 при сгорании углеводородного топлива, возникла настоятельная необходимость в разработке технологии улавливания CO2, в результате Statoil стала лидером отрасли в этой области».

Ringrose начал работу с того, что попытался сдвинуть эти проекты с мёртвой точки. Ключом к выживанию было создание совместных проектов по хранению и улучшению методов нефтеотдачи (в долгосрочной перспективе они должны были вылиться в создание хранилищ CO2), некоторые из них уже реализованы в Канаде и США. Ringrose также сыграл важную роль в разработке двух самых известных в мире проектов по хранение CO2: на месторождении Sleipner West в Северном море, где хранится около 1 млн тонн CO2 в год, и на месторождении Snøhvit в Баренцевом море, которое поставляет газ на самый большой в мире завод по производству СПГ с улавливанием и хранением CO2. Впоследствии он также консультировал правительство США по вопросам секвестрации двуокиси углерода.

«За этим будущее. Мы не можем продолжать сжигать всё это топливо и загрязнять атмосферу. Это обычная физика. Лауреат Нобелевской премии химик Svante Arrhenius в 1890-х доказал, что выбросы некоторых газов в атмосферу, таких как CO2 и метан, оказывают влияние на температуру Земли. Однако наш мир на 80% зависит от ископаемых видов топлива, и шансы на то, что Индия и Китай откажутся от выбросов в атмосферу, невелики, поскольку они хотят развиваться. Конечно, мы должны изыскивать возобновляемые источники энергии, но нам также нужно искать способы применения ископаемых видов топлива, которые не будут вредить атмосфере, и самым очевидным решением является улавливание и хранение CO2. На данный момент люди не хотят платить за эту технологию, и возникает важный политический вопрос, кто будет платить: правительства, промышленность, богатые страны? Возникает этическая дилемма. До тех пор пока она не решена, лучше всего продолжать продвигать идею использования технологии УХУ».

После решения мировых проблем Ringrose отдыхает дома в Трондхейме с четырьмя детьми, которые тоже музицируют: двое играют на пианино, один — на виолончели и один — на скрипке. Младший сын играет в молодёжном оркестре, недавно Филип ездил вместе с ним на выступление в Тулузе (Франция), чтобы послушать, как оркестр исполняет народные песни и классические произведения. Жена Присцилла — преподаватель, она гармонично дополняет деятельное семейство Ringrose. Вся семья любит наслаждаться живописной природой Норвегии, совершая велопрогулки летом и лыжные — зимой.

Филипу нравится работать в стране с такой «правильной экономической и социальной моделью», он надеется на долгие годы интересной работы в руководстве Statoil, где он рассчитывает сделать вклад в решение многих проблем, с которыми приходится сталкиваться нефтегазовой отрасли. Самыми важными проблемами, считает он, являются разработка нетрадиционных ресурсов и добыча на глубоководье. После того как по всей Европе начали появляться спорные проекты по разработке сланцев, по мнению Ringrose, «прозрачность» становится особенно важной, она позволит наглядно показать, что проекты, реализуемые в Северной Америке, вполне безопасны и жизнеспособны. «В Северной Америке за последние десять лет произошло очень мало неприятных инцидентов. Технология гидроразрыва пласта не очень понятна общественности, на самом деле в большинстве скважин в той или иной степени применятся ГРП. Разработка сланцевых месторождений неизбежно влечёт за собой применение таких технологий, как гидроразрыв пласта, и нам нужно уделять больше внимания обмену научной информацией, потому что данная технология постоянно развивается. Нам нужно разработать новые геохимические модели деформации горных пород, чтобы оптимизировать бурение скважин, улучшить технологии недропользования и ответить на вопрос о том, можно ли вести разработку безопасным способом.

Работая на крупнейшую в мире компанию по эксплуатации глубоководных морских месторождений, он также прогнозирует медленный, но неуклонный прогресс в этой области. «Возникает много вопросов об экономической целесообразности и, например, о том, насколько далеко сможет нефтегазовая отрасль углубиться на дно Баренцева моря или в сверхглубоководные районы Атлантики, — говорит он. — Можем ли мы сделать это безопасным образом, с минимальными рисками и вредом для окружающей среды? В настоящее время это очень дорогостоящий процесс, но нам следует идти вперёд с осторожностью, не забывая от трёх составляющих устойчивого развития: экономической эффективности, ненанесении вреда экологии и социальной справедливости. Как и во всех других областях технологии, необходимо двигаться вперёд небольшими шагами в течение длительного периода времени».

У Ringrose будет всего один год, чтобы сделать вклад в развитие ассоциации в качестве президента EAGE, но в этом случае он может быть уверен, что сможет сделать самые решительные шаги для достижения своих целей на благо нашей организации и окружающей среды.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.