Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Август 2014 – Выпуск 8 – Том 32 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Опыт и знания специалистов по малоглубинным наукам заслуживают большего признания

Колонка Эндрю МакБарнета

Конференция по малоглубинным наукам в Афинах Near Surface Geoscience 2014, которая пройдёт в следующем месяце, станет хорошим итогом усилий, которые были предприняты для поднятия престижа большого количества геоучёных, которые работают в разных промышленных секторах и научных учреждениях, оставаясь в тени могущественной нефтегазовой отрасли.

Добавление двух новых проходящих одновременно мероприятий — Первой конференции по прикладной малоглубинной морской геофизике и Первой международной школы EuroGPR — является шагом в правильном направлении с точки зрения привлечения большего количества специалистов и предоставления более широких возможностей для обмена знаниями и налаживания контактов. Однако это слишком длинный путь от пожелания, высказанного сообществом специалистов по малоглубинным наукам, стремящихся к более определённому и последовательному самоопределению, к практике. Конечно, поставленная цель может показаться довольно призрачной с учётом существующих проблем.

Геоучёные, работающие за пределами нефтегазовой промышленности, представлены огромным количеством профессий в самых различных областях, использующих огромное количество самых разных технологий. И, наоборот, геология и геофизика в нефтегазовой отрасли больше сосредоточены на сейсморазведке методом отражённых волн и способах её применения, чем на чём-либо другом. EAGE стала организацией, объединившей эти разные интересы под одной крышей. Действительно, кто бы ни обращался к понятию «малоглубинный» для обозначения какого-либо диапазона деятельности, он заслуживает медали за отвагу. Мы говорим о работе геонаук в устоявшихся областях, таких как гидрогеология, мониторинг окружающей среды, инженерная геология и геомеханика, горное дело и строительство. Сейчас также растёт интерес к применению геонаук в сельском хозяйстве, почвоведении, археологии, неразрушающих испытаний и судмедэкспертизе. Всё это в полном объёме будет представлено в Афинах.

История успеха журнала EAGE Near Surface Geophysics, который существует уже второй десяток лет, ясно показывает, что печатный орган, отражающий такие разные направления исследования, заслуживает уважения и признания.

Реальная проблема заключается в том, насколько далеко может зайти потребность в идентичности. Например, малоглубинное исследование — это понятие, в котором аккуратно обходится вопрос о глубине. В былые времена этот термин свободно трактовался как относящийся к исследованиям до глубины примерно 100 м. Однако на самом деле здесь не должно быть какой-то произвольной границы. Различные глубины относятся к разным дисциплинам. В сельском хозяйстве, археологии и различных инженерных и строительных работах участвуют минимальные глубины, не превышающие нескольких метров, тогда как исследования безопасности в местах захоронения радиоактивных отходов, связанные с применением малоглубинной геофизики, предусматривают изучение глубин до 800 м и более.

Технологии, обычно считающиеся малоглубинными, включают магнитометрию, гравиметрию и измерения методом сопротивлений, сейсмическое отражение и лучепреломление, вызванную поляризацию, элекромагнетизм, магнитный резонанс, интерферометрию, сейсмо-электронные и многие другие, менее эзотерические, геофизические методы для измерения и интерпретации малых глубин земли. В Афинах акцент будет сделан на впечатляющих достижениях в области применения радиолокации приповерхностных отложений, и это правильно.

Проблема заключается в том, что не все эти технологии исключительно малоглубинные. Совершенно очевидно, что метод отражённых волн, гравиметрия, магнитные и электромагнитные данные являются основой нефтегазовой разведки и добычи. Что касается особенностей конференции по прикладной малоглубинной морской геофизике в Афинах, то особое внимание будет уделяться операторам в разведочно-добывающей отрасли с целью расширить их понимание подстилающих слоёв донного грунта.

Напрашивается вывод, что природа геолого-геофизического метода и его многочисленных ответвлений не может быть чётко разделена на категории. Но это вряд ли поможет, потому что ценность и потенциал большинства малоглубинных исследований до сих пор не получили достаточного научного признания. Эту задачу может решить некое организационно оформленное сообщество профессионалов-единомышленников.

Необходим опыт взаимодействия и просвещения, если требуется признание возможностей малоглубинной геофизики. Некоторые фундаментальные проблемы хорошо обозначены профессором Peter Styles, выдающимся геофизиком и в прошлом президентом Геологического общества Лондона, в его однодневном курсе в рамках образовательных турне EAGE. Тема курса — «Экологическая геофизика: всё что вам хотелось (нужно было!) знать, но вы боялись спросить!» говорит сама за себя.

Он указывает на то, что слишком много литературы и курсов по экологической и малоглубинной геофизике предназначены для внутреннего пользования, иначе говоря, адресованы профессионалам-геофизикам и студентам, и фактически недоступны другим заинтересованным сторонам. Это неизбежно ведёт к разрыву в знаниях между геофизиками и потенциальными заказчиками.

Возможности могут быть упущены просто потому, что те или иные технологии недостаточно поняты и оценены. Если это так, то положение не из лучших, потому что ситуация на рынке благоприятна как никогда. Угрозы для окружающей среды, часто являющиеся результатом промышленного развития в прошлом, требую исследования подстилающих слоёв грунта. Однако, как указывает проф. Styles, избыточные устаревшие технологии испытания, бурения и разработки могут привести к нанесению ущерба той самой территории, которая требует незамедлительной очистки. В результате регулятивные органы и операторы чаще обращаются к неразрушающим геофизическим методам для описания геологической среды и минимизации скважинных работ.

Не стесняясь в выражениях, проф. Styles утверждает: «Плохая спецификация, недостаточное освещение, отсутствие знаний о целесообразности или доступных инструментах, способных решить задачу, приверженность методам, которые легче оправдать, чем использовать для решения проблемы — всё это ведёт к положению, когда между инженерами, которые обычно имеют дело с клиентами, и специалистами по экологической геофизике отсутствует взаимное доверие». Он также предполагает, что успехи в области создания автоматизированной геофизической аппаратуры могут привести к неправильному её применению и развёртыванию. Что особенно беспокоит проф. Styles, так это то, что неразрушающая геофизика всё чаще выбирается в качестве метода подземных исследований для особенно ответственных проектов, таких как захоронение радиоактивных отходов, хранение отходов в геологических формациях, а в будущем — подземные газовые хранилища и секвестрация CO2. Во всех этих случаях законодатели настаивают на минимизации бурения скважин, но это может привести к возложению ответственности за риски, включая финансовые, на геофизиков.

Если предположить, что анализ профессора Styles верен, решения не могут быть простыми. Очевидна необходимость лучшего продвижения новых геофизических методов для привлечения потенциальных клиентов, но это не так-то просто. Нельзя ожидать от инженеров отношения к геофизической процедуре как к обычному или обязательному решению при исследовании местности без убедительной демонстрации её преимуществ. Можно также предположить, что малоглубинные геофизические дисциплины обычно лучше воспринимаются в индустриальных частях мира, причём, возможно, так было изначально.

Конечно, возникает искушение подумать, а изменилось бы что-то, если имеющиеся группы геоучёных, занимающихся малоглубинными исследованиями, превратились в профессиональную организацию со своим квалификационным отбором и стандартами. Большое разнообразие решаемых задач и необходимых навыков вроде бы не соответствуют этой концепции, и, как говорилось выше, подразделения сейсмических исследований нефтегазовых компаний тоже состоят из геофизиков.

Общая картина заключается в том, что сообщество геоучёных, занимающихся малоглубинными науками, заслуживает большего признания за целый ряд услуг и специальных навыков, которые они могут предоставить. По возможности, их следует выделить в отдельный от нефтегазового сектор, о чём уже так хорошо сказал новый президент EAGE Philip Ringrose (см. с. 3). Последнее устремление поднимает фундаментальный вопрос о подборе кадров и поиске ресурсов. Геологи и геофизики, занимающиеся малоглубиннымии исследованиями, обычно рассредоточены по небольшим компаниями и консультационным фирмам. Оказываемые ими услуги не требуют крупномасштабных инвестиций на уровне отрасли и огромного штата сотрудников, необходимого для сбора обработки и интерпретации данных в наземных и морских сейсмических исследованиях в нефтегазовой отрасли. Очевидно, что это является недостатком малоглубинного сообщества, когда речь заходит о привлечении самых лучших и способных молодых профессионалов, особенно, когда количество потенциальных геологов и геофизиков сокращается в результате правительственной политики и сопротивления включению научных дисциплин в школьное расписание.

Если целью является получение финансового вознаграждения и перспективы карьерного роста, несомненно, предпочтение заведомо будет отдано нефтяному сектору. Важно также то, что масштаб и перспективы нефтегазовых проектов, возможность увидеть мир, а для тех, кого заботит научный аспект, темпы технологического развития, ставшего доступным благодаря имеющимся ресурсам, являются факторами, перед которыми трудно устоять.

Конечно, такой образ мыслей не разделяется абсолютно всеми. Некоторые студенты могут интересоваться конкретной областью малоглубинных наук и готовы следовать своему выбору до конца. Других просто отпугивает имидж крупных корпораций и коммерческая деятельность нефтяного и сервисного секторов.

Забота об окружающей среде часто становится приоритетом для молодых геоучёных, включая тех, кто подписал контракт с нефтегазовыми компаниями. «Кафе по набору кадров» на ежегодной конференции EAGE подтверждает это. При проведении интервью со студентами и молодыми профессионалами выбор ими нефтяной компании зависит от её репутации в области заботы о защите окружающей среды. На этом поле сообщество малоглубинных наук может потягаться с другими. В отличие от разведочно-добывающей отрасли, большая часть его деятельности основывается на той или иной форме заботы об окружающей среде. Но для реализации этого преимущество снова необходимо вернуться к проблеме формирования профессиональной идентичности, которая будет способствовать направлению и поддержке инициатив, направленных на пропагандистскую деятельность среди студентов.

Конференция в Афинах, запланированная на следующий месяц, свидетельствует, как минимум, о том, что малоглубинные науки начинают привлекать больше внимания. Ирония, которая, возможно, не ускользнула от вашего внимания, заключается в том, значение слова near surface («близповерхностный») может быть истолковано как «пока не вышедший на поверхность». Такое описание как нельзя лучше подходит к текущему состоянию дел в этой области.

Все высказанные здесь суждения является личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.