Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Сентябрь 2014 – Выпуск 9 – Том 32 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Морские млекопитающие подают сигнал тревоги

Колонка Эндрю МакБарнета

Принятое в июле решение администрации Обамы начать процесс открытия Атлантического континентального шельфа США для геофизических исследований перед лицензионным аукционом 2017 г. может на самом деле служить предзнаменованием серьёзного спада в секторе морской сейсморазведки.

Конечно, его нельзя сравнить с тем, как окончательный протокол Программного заключения о воздействии на окружающую среду (PEIS), опубликованный Бюро по управлению энергией океана (BOEM), повлиял на запланированные сейсмические операции, о чём сообщалось в СМИ. Суть практически всех историй сводится к попыткам правительства США снять возражения экологов против морских сейсмических исследований в тех районах, где применение пневмопушек может подвергать опасности или даже наносить непоправимый вред среде обитания и жизнедеятельности местных и мигрирующих популяций китов, дельфинов и морских черепах.

Этот эпизод свидетельствует об уязвимости нефтяной промышленности, особенно в США, перед лицом хорошо финансируемых лоббистов, занимающихся вопросами защиты морской среды. Кроме того, он негативно отражается на современных СМИ, которые позволяют непререкаемым источникам определять новостную политику.

Истинная суть окончательного протокола о принятии решения BOEM — это его откровенная нерешительность, базирующаяся на шатких основаниях. Самое важное заключается в том, что если ограничения, налагаемые на сейсмические операции, должны применяться в Мексиканском заливе, это сделает сейсморазведку слишком затратной по времени и уровню расходов. Такой сценарий очень беспокоит Международную ассоциацию геофизических подрядчиков (IAGC).

Бюро по управлению энергией океана заслуживает некоторых симпатий. Американская восточно-атлантическая сага началась в 2008 г., когда президент Джордж Буш отдал распоряжение о частичном возобновлении геологоразведки и добычи в этом регионе. Тем самым он хотел положить конец мораторию, действовавшему с 1980-х. Такие компании, как WesternGeco, CGG, Spectrum, GX Technology и SeaBird Exploration, подали заявки на выдачу разрешений для проведения исследований, которые являются необходимым предварительным условием любого лицензирования участков. Заявки были отложены до проведения нового Предварительного исследования воздействия на окружающую среду (PEIS), первого в прибрежных водах США за многие годы.

Когда Бюро начало рассмотрение PEIS в 2009 г., политический и экономический климат был несколько другим. В США началась рецессия, а сланцевая революция ещё не имела столь большого влияния. Напротив, во время президентских выборов 2008 г. общий настрой можно было выразить рефреном «бурите, детка, бурите», навеянным явно истощающимися нефтяными ресурсами страны.

Всё изменилось в 2010 г. после аварии на платформе Deepwater Horizon, установленной на поисковом объекте Maconda компании BP, которая унесла жизни 11 человек и стала причиной значительного ущерба для южного побережья США в результате разлива нефти. Незамедлительной реакцией администрации Обамы стал временный запрет на любую геологоразведочную деятельность на атлантическом континентальном шельфе. Ситуация постепенно изменилась, и первая геологоразведочная операция перенесена на 2017 г. при условии проведения PEIS, которое до сих пор не завершено.

Таким образом, Бюро по управлению энергией океана может быть запрещено высказывать опасения в связи с ограничением условий сейсмических исследований в Атлантическом океане. Агентство может ожидать пристального внимания к своей деятельности со стороны природоохранного лобби просто в результате ущерба, нанесённого репутации нефтяной отрасли после разлива нефти в районе Maconda и его последствий. Конечно, можно возразить, что нефтяным компаниям не следует доверять, когда речь идёт о безопасности деятельности. Кроме того, топливно-энергетический баланс США выглядит более благополучным благодаря процветанию сланцевого бизнеса. Психологически это привело к снижению острой необходимости в разработке неиспользованных ранее территорий, и, следовательно, обеспечило BOEM некоторую свободу принятий решений.

Тем не менее самая неприятная проблема, с которой приходится иметь дело BOEM при подготовке PEIS, — это потенциальная угроза морским млекопитающим в результате применения пневмопушек во время сейсмических исследований. Такого рода опасения всегда создавали проблемы для подрядчиков сейсмических работ. Речь постоянно идёт о какой-либо возможной угрозе китам и дельфинам в океане, которая вызывает эмоциональную реакцию общественности, не имеющую под собой оснований. НПО, в частности, Национальный совет по охране природных ресурсов и океана, сразу воспользовались возможностью выдвинуть обвинения в негативном воздействии пневмопушек на китообразных. Никакие исследования, какими бы научными они ни были, не могут определённо подтвердить или опровергнуть подобные утверждения (за исключением опроса самих защищаемых животных, конечно). Простое утверждение, что в диапазон, слышимый морскими млекопитающими, попадают сейсмические операции, которые могут нанести вред своим шумом, уже заставляют сторонников сейсмических исследований занимать оборонительную позицию. Случаи, когда киты выбрасываются на берег и погибают, как было убедительно доказано, вызваны другими причинами, никак не связанными с сейсмическими операциями, но необоснованные обвинения и очернительство продолжаются.

В своём стремлении угодить всем BOEM, выдвигая обоснования заключительного принятия решения по PEIS, приводит такие уклончивые объяснения, которые противоречат всякой логике и по праву могут претендовать на включение в американскую версию британского комедийного сериала «Да, господин министр». Именно к такому выводу пришла IAGC, но в более дипломатических выражениях.

В BOEM говорят, что рассматривались три разных варианта. Бюро приняло решение не рекомендовать вариант продления запрета на любую сейсморазведочную деятельность в Атлантике. Это должно было гарантировать отсутствие какого-либо вреда для морских млекопитающих в результате деятельности разведочно-добывающих нефтегазовых компаний в ближайшем будущем, но вряд ли входило в намерения правительства. Предполагается, что на кону стоят богатейшие углеводородные залежи, по оценкам, содержащие, как минимум, 3,3 млрд баррелей нефти и 31,3 трлн куб. футов газа, не говоря уже о доступных на сегодняшний день более совершенных технологиях сейсмической разведки и обработки данных.

Вариант с сохранением статус кво тоже был отвергнут. Иначе говоря, BOEM не рассматривает выдачу разрешения на сейсмические исследования, подпадающие под уже действующие меры по смягчению последствий, которые были разработаны по Мексиканскому заливу нефтегазовыми компаниями вместе с правительственными организациями и учёными на основании опыта практического применения и самых последних научных исследований, включая научно-исследовательские проекты на шельфе. Эти меры включают наблюдение за морскими млекопитающими на борту исследовательских суден, при необходимости, пассивный акустический мониторинг, медленное наращивание мощности взрывов, прекращение деятельности, если морские млекопитающие находятся в 500-метровой зоне судна, и т.п.

Бюро по управлению энергией океана выбрало третий вариант, предполагающий новые требования, которые находятся всего в одном шаге от того, чтобы сделать морские сейсмические исследования нерентабельными с эксплуатационной и финансовой точек зрения. Возражения IAGC были выдвинуты в виде комментариев к проекту окончательного решения, опубликованного в этом году, где утверждалось, что Ассоциация не может поддержать меры по смягчению последствий, «не основывающиеся на фактах или научных исследованиях, которые предназначены для устранения последствий, которых нет, и могут привести к недостаточной изученности внешнего континентального шельфа…». Сильно сказано.

Особые возражения у IAGC вызвало моделирование, использованное BOEM на основании оценки «непреднамеренного захвата». Сюда могут входить любые морские млекопитающие, которые могут слышать шум от сейсмических исследований, а не то их количество, которое может пострадать от нанесения реального вреда. В результате мы получаем очень расплывчатые цифры, объясняющие, почему ни одна страна в мире не использует такое понятие, как «непреднамеренный захват», в качестве основы для нормативно-правовых актов.

BOEM признаёт, что оценка так называемого «захвата» как основа новой политики выглядит нереалистично, совсем как тот пункт, который был выделен IAGC. «Акустическое моделирование и моделирование воздействия, проведённое для этой оценки, само по себе очень сложное и требует в процессе вычисления изучения и применения большого количества конкретных деталей. Тем не менее необходимо подчеркнуть, что каждое из этих предположений намеренно развивается в сторону большего консерватизма и требования проведения всестороннего анализа (например, репрезентативный источник звука всегда моделируется на самых высоких уровнях шума и всегда при максимальной мощности взрывов, уровень шума, воспринимаемый животными, всегда вычисляется на самых высоких уровнях, используемые значения плотности морской среды чаще всего превосходят реальные значения, а модели не включают эффект всех негативных последствий при оценке захвата). Следовательно, результаты прогнозного моделирования заведомо переоценивают уровень захвата».

Использование «худшего» возможного сценария приводит к тому, что в PEIS провозглашается: в результате сейсморазведочной деятельности тысячи морских млекопитающих будут подвергаться непреднамеренному захвату уровня A, а сотни из этих тысяч — непреднамеренному захвату уровня B.

Помимо всего прочего такая статистика вооружила Национальный совет по охране природных ресурсов и океана и другие организации, придерживающиеся такого образа мыслей, ни на чём не основанными аргументами, а именно: «По оценкам правительства, у восточного побережья вскоре будут травмированы, а возможно и убиты 138500 китов и дельфинов, если геологоразведочные компании получат разрешение на применение опасных уровней шума при разведке запасов нефти и газа на шельфе». Такие цитаты очень любят СМИ и повторяют их, не задавая никаких вопросов, игнорируя тот факт, что правительственные учреждения в прошлом могли убедиться на многочисленных примерах, что нет никаких примеров гибели от травм или снижения уровня популяции морских млекопитающих в результате воздействия сейсмических исследований.

Никто не хочет прислушаться к точке зрения IAGC, заключающейся в том, что оценка BOEM «непреднамеренного захвата» приведёт к тысячам случаев приостановки работ в год при среднем уровне допустимых приостановок в Мексиканском заливе 55 случаев в год с учётом текущих условий деятельности, мониторинга и предупреждения последствий для окружающей среды.

У IAGC имеется список конкретных возражений против политики, проводимой в PEIS, где требование приостановки работ из-за дельфинов вызывает, пожалуй, наибольшую озабоченность. В этом документе содержится призыв к приостановке деятельности, если дельфин попадает в запретную акустическую зону, даже если наблюдатель за морскими млекопитающими определит, что дельфин сам приближается к судну. Проблема, на взгляд IAGC, заключается в том, что проведённые исследования не показали, что на дельфинах отрицательно сказывается шум во время сейсморазведки, совсем наоборот, многим особям нравится качаться на волнах, создаваемых судами.

IAGC иронично замечает: «Нам неизвестны никакие меры по смягчению последствий, применяемые к морской сейсморазведке, когда бы от наблюдателя требовалось на глаз определить намерения морского млекопитающего».

Настоящую озабоченность вызывает то, что правило, требующее прекращения работ из-за дельфинов, может в конечном счёте распространиться на Мексиканский залив (где имеется огромная популяция дельфинов) наряду с огромным количеством других мер, которые становятся обязательными при сейсмических операциях на Атлантическом континентальном шельфе. Это значительно повлияет на стоимость и продолжительность исследований, рентабельность которых может достигнуть неприемлемого уровня и тем самым подорвать продолжающуюся разработку наиболее ценных углеводородных ресурсов США на шельфе. И тогда ведущие СМИ с удовольствием расскажут нам об этом.

Все высказанные здесь суждения является личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.