Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Январь 2015 – Выпуск 1 – Том 33 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Потребность в слияниях возвращается

Мнение Эндрю МакБарнета

Обнародованное в ноябре французской нефтесервисной компанией Technip предложение о поглощении CGG неизбежно заставляет искать ответ на вопрос, не начался ли новый этап слияний и поглощений в секторе геонаучных услуг, предоставляемых нефтегазовой отрасли?

Такой сценарий вполне вероятен, когда рыночные курсы акций открытых акционерных компаний, занимающихся сейсморазведкой, находятся на пределе снижения и скорее всего не изменятся до тех пор, пока сохраняются мрачные перспективы в области расходов в разведочно-добывающей отрасли. Иначе говоря, если нет проблемы с финансами, то цены сейчас очень привлекательны для любого, кто хочет что-то купить.

Предполагаемое слияние Halliburton и Baker Hughes и слухи о том, что в игру может вступить BP, позволяет предположить наличие на рынке стремления к консолидации, которое в некоторой степени перекликается с большой реструктуризацией, произошедшей во время последнего глобального спада в конце 1990-х. Именно тогда такие гиганты нефтегазовой отрасли, как Amoco (теперь BP), Texaco (Chevron), Mobil (ExxonMobil), Petrofina (Total) и Elf Aquitaine (Total) пережили поглощение, и была создана ConocoPhillips. Одним из разумных объяснений этому было то, что низкие цены на нефть не позволяли поддерживать конкуренцию в отрасли, поэтому возникла необходимость в сокращении количества компаний и снижений затрат за счёт разукрупнения и других мер. Кроме того, у больших компаний появилась возможность пополнения своих доказанных и потенциальных запасов благодаря привлекательной цене без каких-либо затрат и неопределённостей, связанных с разведкой и добычей.

В мире сейсморазведки самой важной консолидацией в неблагоприятных рыночных условиях стало слияние в 2000 г. двух самых крупных геофизических подрядчиков в мире — Western Geophysical, в то время Baker Hughes, и Geco-Prakla, подразделения Schlumberger. Эта сделка не была такой уж гладкой, в результате Baker Hughes сохранила 30-процентную долю в совместном предприятии WesternGeco. Шесть лет спустя Schlumberger окончательно приобрела в собственность Baker Hughes, чтобы превратить WesternGeco в свой филиал.

Нет сомнения в том, что с течением времени геофизические компании, обслуживающие нефтяную отрасль, стали исключительно привлекательным объектом покупки, продажи и создания новых предприятий. WesternGeco может послужить хорошим примером. У компании было множество предшественников. Та часть, которая называется Geco, была основана в 1972 г., когда Geoteam, норвежская консультационная геофизическая компания, слилась с Computas, компьютерным подразделением норвежского классификационного общества Det Norske Veritas (DNV).

Новое предприятие Geoteam-Computas впоследствии было переименовано в Geophysical Company of Norway (Geco), а в 1977 г. слилось со Statex (принадлежавшей Statoil и Kongsberg Vapenfabrikk). Когда в 1986 г. ситуация в отрасли резко ухудшилась, Schlumberger воспользовалась моментом и добавила Geco в свой новый портфель услуг. За год до этого она приобрела Merlin Geophysical (в результате слияния базирующейся в Великобритании компании Merlin Geophysical и норвежской Seismic Profilers).

После этого Schlumberger вошла во вкус. Она приобрела Delft Geophysical, а затем, в начале 1990-х, инвестировала средства в Prakla-Seismos, которая также была результатом слияния немецких компаний. В результате появилось название Geco-Prakla и возможность диверсификации операций с включением наземной сейсморазведки. Другим важным пополнением примерно в то же время стала компания Seismograph Services, британский геофизический подрядчик, которому в США принадлежал электронный конгломерат Raytheon, также продавший Schlumberger компанию GeoQuest Systems, специализирующуюся на обработке данных.

У части под названием Western в WesternGeco была своя история, берущая начало в 1933 г. с компании Western Geophysical. Проданная в 1960 г. основателем Henry Salvatori компании Litton Industries, позже она получила название Western Atlas в результате создания совместного предприятия Litton и Dresser Atlas. В 1994 г. Western Atlas отделилась и стала самостоятельной компанией, которую затем приобрела Halliburton Geophysical Services (HGS) перед тем, как приобрести Baker Hughes в 1998 г., впоследствии претерпевшую слияние с Schlumberger. HGS оказалась неудачной попыткой Halliburton создать геофизическую сервисную компанию, занимающую доминирующее положение в мире. В конце 1980-х Halliburton приобрела компанию Geophysical Service (GSI), которая одно время называлась Petty-Ray Geophysical, у Texas Instruments и GeoSource, для основания HGS, но объединение оказалось нежизнеспособным и было продано.

Таким образом, подобная неразбериха в корпоративном статусе за сравнительно небольшой отрезок времени не является отличительной особенностью одной только WesternGeco. Другие постоянные игроки, такие как CGG, ION Geophysical и Landmark (часть Halliburton), имеют не менее богатую историю многочисленных слияний и поглощений. Закономерно возникает вопрос, была ли такая деятельность необходимой и целесообразной? Наступление серьёзного спада может оказаться неподходящим моментом для вынесения суждений, поскольку для случайного наблюдателя развитие отрасли может выглядеть как поле постоянной битвы с длинным списком случайностей и всего несколькими стойкими игроками, которые остаются на ногах, хоть и слегка пошатываясь. Крупные геофизические компании обычно ввязываются в длительные кампании в надежде, что смогут продержаться до начала подъёма.

Однако мы можем кое-что понять, прочитав кучу экономической литературы, охватывающей проблему в целом. Можно предположить, что большая часть участников слияния не отвечают основной задаче по увеличению прибыли для акционеров. McKinsey & Co в часто цитируемом исследовании 2010 года под названием «Перспективы слияния компаний в процессе интеграции» оценивают количество неудачных слияний и поглощений на уровне 66—75%, делая вывод, что «многие покупатели обнаруживают к своему (и своих акционеров) полному смятению, что способность покупать не имеет ничего общего с возможностью владеть». Приведённый показатель очень высок, что должно заставить многих инвесторов взять паузу и задуматься.

Слияния обычно подаются акционерам в виде некоей комбинации «правильной цены», организационной эффективности объединённых предприятий, региональной совместимости, возможностей для захвата рынка и, конечно, более высокой доходности активов. Эта гремучая смесь, которая слишком часто недостаточно продумана на момент предложенной сделки. Так же как некоторые браки, объект вожделения может не оправдать ожиданий, как только пройдёт опьянение после брачной церемонии.

В бизнесе «возбуждение от сделки» может оказаться очень сильным. Акционерам нравится идея расширения рыночной доли и повышения ценности компании. Топ-менеджеры наслаждаются властью и авторитетом, которые принесёт им успешное приобретение, и, скорее всего, надеются на личную выгоду от сделки. Кроме того, существует целая армия консультантов по инвестициям, юристов, бухгалтеров и самых разных заинтересованных лиц, которые также получают выгоду от сделки, вне зависимости от того, успешной она будет или нет.

Многочисленные исследования свидетельствуют, что все эти факторы могут пагубно влиять на процесс быстрого принятия решения, которое часто ограничено жёсткими сроками. Старинную мудрость «жениться на скорую руку да на долгую муку» можно вполне применить к таким коммерческим сделкам. Бизнес-аналитики обожают перечислять основные причины неудачного слияния. Здесь имеются вполне очевидные подводные камни, такие как необходимость комплексной оценки финансового состояния и ресурсов компании.

Если же говорить об общем знаменателе, то это недостаточное осмысление последствий объединения двух групп. Даже тогда, когда компании работают в одном и том же секторе бизнеса, глупо было бы думать, что их объединяют схожие взгляды, корпоративная культура, рабочая практика и процессы принятие решений. А в довершении ко всему здесь не обойтись без соперничества руководителей, в то время как остальные сотрудники живут в страхе потерять работу в результате очередной встряски. Сохранение персонала может оказаться проблематичным, а в секторе сейсморазведки более опытные сотрудники имеют привычку увольняться и создавать конкурирующие компании!

Из всего сказанного следует, что сливающимся компаниям нужно уделить особое внимание управлению всеми этими потенциальными рисками. Однако, как замечают многие комментаторы, иногда очень трудно одновременно достичь результатов, обещанных акционерам, если вообще возможно.

Оглядываясь на историю развития сейсморазведки на протяжении последних 30 лет, мы видим, что слияния и поглощения привели к сокращению количества основных игроков на рынке. Так, например, в морской сейсморазведке осталось всего пять крупных компаний, а в наземной — и того меньше. По иронии судьбы, два нынешних конкурента Dolphin Geophysical и Polarcus, по сути, являются новыми компаниями.

Все три крупнейшие сейсморазведочные компании, которые остались на рынке, а именно: WesternGeco, CGG и PGS, фактически пережили несколько взаимных слияний и поглощений. Совсем недавно они прошли все этапы этого процесса и выжили, чтобы рассказать о своих злоключениях. WesternGeco была создана в результате объединения, за которым последовало неизбежное сокращение затрат. Приобретение ею Eastern Echo в 2007 г. привело к быстрому наращиванию флота, даже несмотря на то, что некоторые из новых судов сейчас простаивают. PGS с помощью приобретений успешно нарастила мощности по обработке данных, но чуть не разорилась в 2003 г. в результате попытки выхода на рынок услуг по управлению морскими активами. Слияние CGG с DGC Veritas в 2006 г. рассматривалось как успех, но при этом компании недооценили затраты на стандартизацию судов в результате приобретения Exploration Resources и Wavefield Inseis в 2005 и 2008 годах соответственно. После прошлогодней сделки по покупке геонаучного подразделения Fugro совместное предприятие Seabed Geosolutions начало испытывать проблемы, так же как и рынок аэрогеофизических услуг, приобретённый CGG.

Оставим другим право судить о правомерности многочисленных слияний и поглощений, которые характеризуют сегодня развитие рынка сейсморазведки, а также то, насколько обоснованными были критерии, выбранные бизнес-аналитиками для их оценки.

Даже несмотря на то, что в конце 2014 года оценка стоимости компаний была невысокой, неуклонно растущий масштаб будущих слияний и поглощений в секторе сейсморазведки, кажется, не имел границ, пока в ноябре Technip не нацелилась на поглощение CGG. Интересно заметить в этой связи, что генеральный директор Technip Thierry Pilenko знает всё о слияниях и поглощениях. Он был назначен управляющим директором SchlumbergerSema, когда Schlumberger приобрела компьютерную компанию Sema за $5,2 млрд. Он уволился в 2004 году, после того как подразделение было продано за $1,5 млрд. Затем он стал генеральным директором Veritas DGC, и под его руководством происходило слияние с CGG в 2006 г., стоимость сделки оценивалась в размере около $3,1 млрд. На момент написания этой статьи Technip предложила за CGG $1,8 млрд.

Все высказанные здесь суждения является личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.