Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Февраль 2015 – Выпуск 2 – Том 33 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Почему Великобритания недооценивает нефтяные ресурсы Северного моря

Колонка Эндрю МакБарнета

Тех, кто поглощён повседневной работой, можно простить за то, что их не очень-то беспокоит общая картина влияния добычи нефти и доходов от неё на благоденствие народа. Однако иногда бывает полезно задуматься о том, как правительства реализуют политику по использованию возможностей, которые открывают перспективные нефтяные объекты, открытые благодаря усилиям геоучёных, инженеров и многих других специалистов, работающих в нефтегазовом секторе.

Если вспомнить о том, насколько успешно разные правительства Великобритании проводили политику в области нефтедобычи, большинство историй, которых поразительно мало, будут связаны с упущенными возможностями. Очевидно, что мотивация автора и политические симпатии могут быть здесь решающими, к тому же легко быть умным задним числом.

Однако похоже, что ситуация начинает меняться в 2015 году благодаря целому ряду инициатив правительства Великобритании. Процесс начался с доклада сэра Яна Вуда о «максимизации экономически рентабельной добычи нефти и газа в Великобритании». После этого было создано новое Нефтегазовое управление, и правительство внесло некоторые изменения в налогообложение, хотя требовалось гораздо больше. Кроме того, в прошлом месяце правительство Шотландии выпустило проект документа о регулировании нефтегазовой отрасли с различными рекомендациями в отношении фискальной реформы.

Все новые подвижки наблюдаются после четырёх десятилетий постоянных попыток создать оптимальную нормативно-правовую базу для работы компаний отрасли в акватории Великобритании. В июне этого года мы будем отмечать 40-ю годовщину поставки первой нефти с месторождения Argyll (теперь Ardmore), добытой в Великобритании экономически рентабельным способом, которое разрабатывалось давно забытой американской нефтяной компанией Hamilton Brothers. Затем добыча нефти в Северном море и её правовое регулирование пережили период становления. По иронии судьбы, главным лицом тогда был Tony Benn, министр энергетики левого правительства, нацеленного на максимальное госучастие в ожидаемых нефтяных прибылях и ограничение прав крупных нефтяных корпораций, среди которых преобладали американские компании.

В качестве свидетеля торжественной отгрузки первой сырой нефти с танкера я могу подтвердить, что всё происходило без лишнего шума. Совсем иным был торжественный ввод в эксплуатацию месторождения Forties, принадлежащего BP, в конце ноября 1975 г., на котором присутствовали её величество королева и премьер-министр Великобритании Гарольд Вильсон.

Чрезмерное внимание к Forties было вполне обоснованным. Оно стало крупным технологическим прорывом, включая установку двух огромных платформ в сложных условиях Северного моря и прокладку нефтепровода от месторождения до берега. В значительной степени всё это было заслугой британской компании, причём платформы были сооружены в Тиссайде. Совсем не так обстояло дело с многочисленными другими платформами на крупных нефтяных месторождениях. Все они были сделаны по норвежскому проекту для платформ типа Кондип.

Ввод в эксплуатацию месторождения Forties действительно был незаурядным событием на этапе первоначальных операций в Северном море. Некоторые считают, что такие истории технологического прорыва не интересовали ориентированные на Лондон политические круги и прессу. Однако трудно оспорить тот факт, что британская политика постоянно недооценивала важность нефтяных доходов для экономики Великобритании. Начиная с первых дней добычи нефти, промышленные компании инвестировали £317 млрд в экономику Великобритании и более £300 млрд поступили в казну. Возможно, это прозвучит банально, но в стране нет музея, посвящённого технологическим достижениям за последние 50 лет морской добычи.

Во вступлении к своему отчёту сэр Ян Вуд утверждает: «За последние 50 лет нефтегазовые компании Великобритании, занимающиеся морской добычей, внесли огромный и часто недооценённый вклад в экономику страны». Этому имеется несколько причин, которые не названы в отчёте.

В начальный период нормативно-правового регулирования в 1970-х годах правительство консерваторов, возглавляемое Эвардом Хитом, а затем лейбористское правительство во главе с Гарольдом Вильсоном и Джеймсом Каллаганом, были застигнуты врасплох внезапным изобилием углеводородных ресурсов в Северном море, приносящих огромный доход стране. Довольно рано пришло осознание того, что это может усилить призывы к независимости Шотландии в тот момент, когда шотландские националисты отвоёвывали всё новые позиции, поэтому британские политики с самого начала подходили к данной теме с осторожностью.

В закрытом докладе, представленном в 1974 г. главным экономистом министерства по делам Шотландии проф. Gavin McCrone и обнародованном только десять лет спустя, автор обращался к министрам и утверждал, что независимая Шотландия может стать такой же богатой, как Швейцария. Он также предложил создать накопительный нефтяной фонд, который должен, в первую очередь, использоваться для финансирования развития регионов, то есть Шотландии. Эта идея обсуждалась правительством, но финансовый кризис 1976 года поставил на ней крест. Правительству Каллагана нужны были все имеющиеся средства для выплат по унизительно большим долговым обязательствам Британии, после того как страна была вынуждена взять кредит в МВФ.

Проф. McCrone заявил, что у правительства Маргарет Тэтчер в 1980-х была возможность создать нефтяной фонд, когда прибыли от добычи нефти в Северном море были очень велики, но оно этого не сделало. Эта идея вновь оказалась на повестке дня во время недавнего референдума о независимости Шотландии, когда часто упоминался большой нефтяной резервный фонд Норвегии. Такие сравнения не совсем уместны. Норвегия начала добывать нефть одновременно с Великобританией, но условия в этих двух странах были совершенно различными, для начала вспомним, что население Норвегии всего пять миллионов человек, а Великобритании — 60. Норвегия уже была процветающей страной, и её социалистическая направленность позволила нескольким правительствам подряд принять более протекционистскую стратегию в области лицензирования и разработки месторождений, включая поэтапное создание мощной национальной нефтяной компании Statoil.

Если вернуться к временам правительства Вильсона, министры разрывались между лейбористскими принципами расширенного госучастия и необходимостью поддерживать интерес международных, главным образом американских, нефтяных компаний, которые нужны были для успешной добычи нефти в Северном море. Первые лицензионные аукционы, особенно четвёртый, на котором распределялись самые перспективные участки, рассматривались как абсолютно равноправные и не давали преимущества в конкурентной борьбе британским компаниям, таким как BP, Shell (которая в основном выступала в тандеме с Esso) и Burmah Oil.

Самой большой проблемой, так же как и сегодня, было налогообложение. Оно превратилось в игру на выживание, когда лейбористы ставили на обсуждение различные варианты, а нефтяные компании выступали с протестами. В какой-то момент несколько американских компаний пригрозили приостановить свою деятельность в Северном море, ссылаясь на предлагаемый жёсткий фискальный режим, высокие затраты на разработку и обоснованные опасения в отношении фактического объёма извлекаемой нефти. Лейбористское правительство взяло себя в руки и пошло на приемлемый компромисс. Выполнение обязательств по созданию оказавшихся недолговечными Britoil и Британской национальной нефтяной корпорации удовлетворило тех, кто ратовал за расширенное государственное участие, а специальный 45-процентный налог на доход от продажи нефти и страхование британских нефтяных месторождений с целью налогообложения позволил удовлетворить потребность в быстром получении прибыли.

На ранних этапах правительства пытались удержать в Великобритании нефтяные компании, ведущие добычу в Северном море, сначала путём создания в министерстве энергетики Управления по освоению морских нефтяных и газовых месторождений, целью которого была поддержка британских компаний, занимающихся разработкой нефтяных месторождений в Северном море. Однако в такой международной отрасли, как нефтяная, резкое увеличение количества внутренних поставщиков было очень трудной задачей. Кроме того, правительство всегда было готово нажать на газ, как только речь заходила об освоении нефтяных месторождений. По мере того как морская добыча нефти создавала всё новые рабочие места, особенно на северо-востоке Шотландии, политикам было всё труднее оспаривать тот факт, что Северное море таило большие возможности для британских компаний. Сегодня, если вы попытаетесь сосчитать британские сервисные компании, которые в условиях развития деловой активности в Северном море выросли в значительных международных игроков, то их число окажется на удивление мало.

Эпоха правления Тэтчер, длившаяся с 1979 по 1990 г., задала тон в общем подходе различных правительств Великобритании к морским нефтяным ресурсам Великобритании. За короткий срок налог на доход от продажи нефти был поднят до 75%. Значительные доходы, поступавшие в казну, считались всего лишь источником общих налоговых поступлений, непредвиденной прибылью, позволяющей покрывать текущие расходы. Они не были чем-то таким, что министры могли поставить себе в заслугу, из-за отсутствия широко публичного обсуждения. Вопрос, который постоянно возникает, заключается в том, можно ли было за все эти годы поступления доходов от добычи нефти и газа в Северном море создать хоть какие-то накопления.

С точки зрения критиков, основным убийственным аргументом, который разрушает легенду Тэтчер о том, что либерализации британской экономики обеспечила десятилетие процветания в 1980-х, является то, что её политика, включая войну на Фолклендских островах, подпитывалась нефтяными доходами. Восхваляемое снижение налогов, повышение социальных пособий и проведение многочисленных приватизаций во имя эффективности были возможны только потому, что нефтяные прибыли обеспечивали надёжную налоговую базу. Другим доводом, оспаривающим экономические достижения Тэтчер, было то, что укрепление фунта, которое наряду с другими предсказывал проф. McCrone, в долгосрочной перспективе подорвало производственную базу Великобритании.

Пренебрежение к фискальному режиму и условиям лицензирования морской добычи стало нормой со времён правительства Тэтчер. Финансовые и другие условия, в которых действовали операторы и арендаторы, менялись в зависимости от потребностей правительства в доходах (что помогает ему оставаться на плаву) и необходимости заставить нефтяные компании поддерживать оптимальные темпы освоения месторождений.

Удивительно, что и правительство, и бизнес с одобрением восприняли рекомендации в докладе Вуда относительно того, в каком направлении нужно двигаться компаниям, занимающимся освоением морских месторождений нефти и газа Великобритании, если они хотят добыть 24 млрд б.н.э. в течение следующих 30 лет. Наряду с предложением о создании нового регулирующего органа (Нефтегазового управления), в докладе имеется ещё целый ряд ценных рекомендация, таких как рационализация политики и координации геологоразведочных работ, совершенствование стратегии управления активами, региональная разработка ресурсов, оптимальное использование имеющейся инфраструктуры, фокусирование внимание на важных технологических проблемах и эффективная стратегия вывода из эксплуатации старых скважин.

Конечно, ни одно из этих предложений не может реально повлиять на основные инвестиционные соображения нефтяных компаний и их партнёров, которые будут продолжать учитывать, в первую очередь, цены на нефть и налоговую нагрузку. С этой точки зрения время для британских инициатив не очень удачное. Для оптимизма нужен более благоприятный прогноз в отношении оставшихся ресурсов Великобритании, которые могут быть извлечены с максимально возможной выгодой для нации. Однако не следует ожидать слишком большого внимания общественности к этому вопросу, ведь политики по-прежнему боятся затрагивать чувствительные для Шотландии темы.

Все высказанные здесь суждения является личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.