Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Май 2004 – Выпуск 5 – Том 22 – Новости отрасли

Пересмотр модели деятельности на Северном море с целью расширения добычи в провинции в завершающей стадии разработки

3i, ведущий поставщик частного и венчурного капитала в Европейские нефтегазовые компании, совместно с Economist Intelligence Unit сделал доклад Нефте-газовые перспективы Северного моря. В нем предлагаются некоторые радикальные решения, касающиеся правительства, финансовых институтов, нефтяных компаний и индустрии обслуживания, чтобы удовлетворять задачам и возможностям завершающей стадии разработки Северного моря в английском и норвежском секторе. Эта версия доклада была отредактирована из-за своего объема. Часы протикали время добычи нефти и газа в Северном море. Производительности провинции падала последние пять лет, а темпы спада сильно ускорятся, если не предпринять срочных действий. Проблема является особенно острой в секторе Великобритании, ассоциация морских операторов Великобритании (UKOOA) предупреждает заинтересованные промышленные круги, о том, что у них есть только два или три года, чтобы приостановить процесс. Спад менее заметен в Норвегии, где более 60% нефтяных ресурсов разрабатываются и продолжают совершаться крупные открытия. Даже в этой ситуации, производительность Норвегии в 2003 году упала, а спад будет дальше ускоряться после 2005. В то же время, Северное море является свидетелем растущей конкуренции инвестиций в других регионах. Расцвет деятельности в Западной Африке, особенно Анголе, на глубоководье Мексиканского залива и в других районах, таких как Каспий и Ближний Восток, перекачивают все больше и больше финансовых ресурсов крупных компаний. ‘Монополии и Северо-Американские «супер-независимые»’ стекаются в Западную Африку, сокращая свои инвестиции в Северное море и снижая свой портфолио, соответственно. Одно из последствий этой тенденции — распродажа малодоходных активов крупнейшим компаниям в провинциях в завершающей стадии разработки, как Северное море. ‘Потенциальные инвестиции в Северное море, в проекты по разведке или разработке, должны быть защищены от альтернативных возможностей там, где ожидаемые размеры месторождений и издержки производства на единицу продукта более благоприятные,’ говорит Профессор Алекс Кемп, профессор нефтяной экономики Бизнес школы Университета Абердина. Это не значит, что крупнейшие компании покидают Северное море. Восемь компаний, управляющих 75% активов Великобритании и инфраструктурой (эта власть даже более крепкая для Норвежских активов) в близком будущем не собираются покинуть один из своих самых обильных рынков. Но большинство из крупнейших компаний рассматривают Северное море как средство получения денег, а не как приоритет для новых инвестиций. Многие эксперты промышленности теперь спорят о том, что импульс для возрождения нефтедобычи на Северном море должен исходить из другого места. ‘История показывает, что как только добыча в регионе достигла пика, производительность будет быстро уменьшаться, если промышленность не будет развивать другой путь получения пользы из активов на завершающей стадии. Как только основные участники сфокусируются на других регионах, мы должны помочь другим игрокам занять их место и ввести некоторые измерения, которые требуются для максимизации ценности продукции Северного моря,’ говорит Греем Сорд, директор 3i по нефти и газу. Возможности для независимых инвесторов Надежда на то, что это произойдет, возлагается на новый класс независимых поисково- разведочных компаний. Спорят, могут ли эти компании привнести технические новшества, творческие модели бизнеса и сосредоточенность руководства на извлечении большей прибыли от активов в стадии окончания разработки. Что главное, у этих небольших игроков есть больший стимул, чем у гигантов индустрии. ‘Большой размер компании ограничивает способность быстро двигаться в быстро-меняющихся условиях и уменьшает стимул повышения эффективности,’ говорит Профессор Эд Барретт из Тундерберд, бизнес школы США. И напротив, он верит, что мелкие независимые компании имеют несколько преимуществ, главные из которых концентрация и проворство. Другие аргументируют, что маленькие команды с большим опытом могут фокусироваться на благоприятной возможности, которая является менее важной для больших компаний. ‘Дополнительные 5000 баррелей/день для гигантской компании с базой 2.4 миллиона баррелей /день несущественны,’ говорит Крис Скребовски, редактор Petroleum Review, издаваемого Институтом Энергии. ‘Но на базе 50,000 баррелей /день, для независимого производителя это 10% увеличение действительно значимо.’ ‘Новые операторы привносят физическую и интеллектуальную энергию, потому что они должны добиться успеха,’ говорит Брюс Дингвалл, президент Venture Production, независимой добывающей компании, которая начала существование, имея стартовое финансирование от 3i, а теперь стала четвертой по величине независимой компанией Великобритании с рыночной капитализацией 150млн. ‘Каждая смена оператора вела к увеличению инвестиций, увеличению добычи, увеличению движения денежной наличности и отсрочке консервирования.’ Поддержка свежих идей Появление независимых компаний сильно поддерживают в правительстве Великобритании и Норвегии, оба правительства заинтересованы в продолжении и добычи нефти на Северном море. Проблема правительству ясна, Отделение Торговли и Промышленности Великобритании (DTI) концентрирует свои ресурсы и тратит время, чтобы приостановить спад производства и разведки. ‘Наша работа заключается на том, чтобы обеспечивать базу для разработки запасов, которые находятся на завершающей стадии разработки,’ говорит Симон Тул, директор по лицензированию, разведке и разработке DTI Великобритании. ‘Мы хотим стимулировать максимальный экономический результат, а это означает вводить новую политику и практику, которые поощряли бы новую разведку и усовершенствованный способ добычи с существующих месторождений.’ В Великобритании новая программа дисконтного лицензирования под названием «Побуждающая» предоставляет компаниям два года на оценку месторождения перед тем, как приступать к добыче. Результатом были рекордно высокие предложения от 27 новых участников лицензионных торгов по Северному морю за 2003 год. Инициатива «Целина», другая новая поощрительная программа Великобритании, стремится возродить деятельность на временно неиспользуемых месторождениях, разрешая третьим сторонам вносить технические предложения по стимулированию новой разведки и разработки. Великобритания также явилась инициатором изменения налоговой политики для поддержки новых участников рынка и увеличения добычи, такие как скидка с прямого налога 100% на новые инвестиции. Ожидается, что Великобритания послужит черновиком для развертывания деятельности в Норвегии. ‘Мы верим, что Норвежский рынок отстал от Великобритании на 5- 10 лет в показателях зрелости,’ говорит Ханс Миддельтон, менеджер по инвестициям 3i в сфере норвежских нефте-газовых ресурсов, он ожидает, что роль независимых участников усилится на среднем этапе. Одна из компаний, которая воспользовалась преимуществами новых правил в Норвегии — Revus Energy; это одно из первых норвежских предприятий по разведке и добыче. Основанная в 2002, в настоящий момент компания концентрируется на добыче из месторождений, которые находятся на завершающей стадии разработки. В будущем, однако, она инвестирует наличные, вырученные от добычи, в разведку новых территорий, определенных в Норвежской программе по лицензированию. Компания уже получила частное финансирование и норвежскую лицензию на добычу. ‘Нашей целью было приобрести активы, получение субсидирования от 3i, из Великобритании и Норвежского фонда, Energivekst, укрепило нас в нашей сильной позиции’ говорит Др Эндрю Армор, исполнительный председатель Revus. Получая новый приток наличности от увеличения добычи на месторождениях в заключительной стадии разработки, Revus может финансировать разработку и разведку новых ресурсов. Она также может использовать полученный в Великобритании опыт. ‘Сейчас правильное время для реализации этой модели в Норвегии,’ говорит Миддлтон. ‘Хотя потребуется время и терпение, наш опыт при появлении независимых компаний в Великобритании плюс наличие команды, которая знает норвежскую нефтяную геологию и политику, приведут к трансформации региона.’ Открывая дверь возможностям для изъятия инвестиций Правительства хотят чтобы независимые игроки играли большую роль в Северном море, но имеются ли достаточные возможности изъятия инвестиций чтобы сделать это реальным? До 2003 изъятия инвестиций носили устойчивый но не взрывной характер. Хотя шаги ускоряются. Согласно новым исследованиям, проведенным Deloitte Petroleum Services по поручению 3i, объем сделок с активами в 2003 году превышает в два раза объем в 2002 году и в четыре раза объем в 2001 году. Deloitte также изучила месторождения, которые могли бы стать кандидатами для изъятия инвестиций большими поисково-разведочными компаниями в ближайшие годы. Результаты анализа прояснили диапазон возможной продажи активов от $2.9 млрд. до $4 млрд. за следующие четыре-пять лет. ‘На основе нашего анализа, имеются старые и неэффективные активы, которые проедают управленческие и инвестиционные ресурсы крупных нефтяных компаний, говорит Дункан Рашворд из Deloitte Petroleum Services в Лондоне. ‘По мере того, как компании продолжают приводить в порядок свои инвестиционные портфели, объем изъятия инвестиций и изменения в управлении будут продолжаться.’ Поскольку становятся доступными новые активы, эффективная цена входа для новых игроков должна падать Между тем, рынок приобретений остается высококонкурентным, с ограниченными потоками активов, которые ищут огромные толпы покупателей. По словам Роя Франклина, исполнительного директора Paladin Resources, еще одной успешной независимой компании, это означает, что более мелкие игроки должны тщательно планировать свои приобретения. Для того, чтобы сделать одну сделку, Paladin рассматривал все 40. ‘Мы собираемся покупать бумаги только по тем месторождениям, для которых наш потенциальный оборот будет крайне высоким,’ говорит Франклин. Наоборот, супер крупные компании могут распределить свой риск лучше — они также участвуют в другом бизнесе, таком как очистка, химикаты и розничная продажа. Концентрация ‘супергигантов’ на крупных месторождениях означает, что в начале функционирования месторождения, они могут приносить наличные деньги даже при очень низких ценах на нефть. Это не относится к тем кто покупает активы в конце разработки месторождений,’ говорит Мартин Ловгров, управляющий директор Harrison Lovegrove and Company, нефте-газовая фирма оказывающая консультации в сфере корпоративных финансов. В этом кроется прямой вызов будущему процветанию независимого сектора E&P — поиски новой экономической модели, которая позволит более мелким компаниям приобретать активы по ценам, приносящим большие доходы. Одна компания уже предприняла усилия в этом направлении. Воздерживаясь от модели прямого владения, Energy Development Partners (EDP) имеет целью партнерство с существующими владельцами активов и осуществление технического руководство проектами, не владея активами напрямую. Эта модель ведения бизнеса создает прибыль путем инвестирования технической квалификации и капитала в увеличение периода эксплуатации активов. При этой модели, оборот EDP — это доля прироста стоимости, этот прирост происходит в результате усовершенствования и продления периода добычи. Модель EDP налаживает поток наличности от существующих активов для давних участников рынка, новые независимые владельцы активов также могут извлекать пользу из огромного инвестиционного и технического опыта EDP. Эта стратегия помогает избежать многих технических проблем на входе, которые встречают новые компании, среди этих проблем: откладывание капитала для списания задолженностей и приобретение активов на дорогостоящих и высоко конкурентных аукционах. Хотя EDP начала свою деятельность в Великобритании, компания считает свою модель применимой к любым другим провинциям с месторождениями в финальной стадии разработки. Модель EDP представляет собой реальную альтернативу изъятию инвестиций. ‘Если у EDP все планы осуществятся, существующие владельцы могут получать свою долю в увеличившейся добыче, не теряя право собственности на запасы и не осуществляя новых инвестиций,’ говорит Сворд. Проблемы роста Несмотря на очевидные благоприятные возможности, многие сомневаются, смогут ли независимые компании достигнуть необходимой массы для серьезного влияния в Северном море. Несколько отечественных независимых компаний успешно возрождают стареющие месторождения, но они малы по сравнению с ‘супернезависимыми’ как например Apache или Canadian Natural Resources. Даже сильные сторонники независимых компаний соглашаются с тем, что отечественные компании еще не реализовали своего потенциала. ‘Сектор Британских независимых компаний все еще мал,’ говорит Дингвалл из Venture. Venture Production были первыми, кто пришел на рынок семь лет назад, с тех пор только горстка мини-независимых компаний приобрела активы. Дингвалл считает, что только приобретение Великобритании таких средних компаний, как LASMO и Enterprise, радикально сократило совокупное влияние местных независимых компаний. В отличие от своих крупных Северо-Американских коллег, независимые компании Великобритании должны экономно использовать свои ресурсы и не могут себе позволить принимать на себя технологические риски. Неустойчивость цен на нефть представляет собой еще одну проблему независимых компаний. Такие компании не могут распределить риски как крупнейшие компании и североамериканские супернезависимые компании. Это означает, что их руководящие группы должны иметь навыки поведения в различных периодах измерения цен на нефть. Сорд не недооценивает размера проблем, которые стоят перед сектором региональных независимых компаний. Если бы BP исчез из добывающего сектора на Северном море, потребовалось бы 150 независимых компаний размером с Venture для его замены. ‘Вот почему мы смотрим на то, как частные активы могут способствовать созданию каркаса более крупных компаний, способных участвовать в игре,’ говорит он. Доступ к новым источникам капитала будет являться ключевым фактором в возникновении сильного сектора независимых компаний. До настоящего времени деятельность 3i была, прежде всего, связана с предоставлением стартового и долгосрочного капитала небольшим независимым поисково-разведочным компаниям. В будущем Сорд хотел бы, чтобы промышленность приняла модель выкупа, которая будет способствовать тому, что опытные менеджеры, из крупных компаний становились бы собственниками активов с потенциальным увеличением стоимости компании под независимым управлением. Привлекая опыт другого сектора индустрии, компании с крупным капиталом могут также использовать стратегию ‘покупки и постройки’ для консолидации нескольких независимых компаний в группу лидеров средней величины. ‘Обеспечение начальным капиталом важно, но нам также необходимо уделять внимание роста стоимости компании в долгосрочном интервале. Мы знаем, что можем предложить опыт и поддержку, которые требуются для появления независимых будущих лидеров,’ говорит Сорд. ‘Мы рассматриваем вопрос о том, как частный капитал мог бы помочь создать каркас для более крупной компании.’ Изменения в секторе разведки и добычи неизбежно отражаются на цепи снабжения. Даже спустя пять лет после резкого падения цен на нефть в 1999, подрядчики и сервисные компании остаются под давлением супергигантов, которые полны решимости максимизировать прибыль. Влияние драконских мер, приводимых в исполнение нефтяными компаниями можно видеть, если посмотреть на показатели прибыли на собственный работающий капитал (ROCE) у крупнейших подрядчиков США. В 2002, показатели Schlumberger упали на 22%, у Halliburton упали на 16%, у Smith International на 6% в Baker Hughes на 2%. Каждая из них имеет свою долю в Североморском проекте. За тот же период в Европе, показатель ROCE для Stolt упал на 14%, тогда как Abbot Group достигла увеличения показателя до 20.2%, а John Wood Group — 14.4%. В целом эти показатели слабо коррелируются с производительностью в секторе добычи нефти. За тот же период, BP увеличила показатель ROCE на 23%, Elf Exploration UK на 27.7%, Shell на 17.2% и Total E&P на 36.1%. Это давление ведет ко все большей консолидации в сервисном секторе, согласно мнению Simmons and Company International, независимому инвестиционному банку, который специализируется на энергоиндустрии. Однако, будущее тех компаний, которые выплывут, будет благоприятным: банк предсказывает хороший 2004 год для гигантов вроде Baker, Halliburton и Schlumberger. Британские компании, такие как Abbot, Expro Group или John Wood Group также будут пожинать плоды роста, если будут развивать международный бизнес. В независимом секторе ожидается рост сообщества сервисных компаний и компаний-подрядчиков. Независимые компании могли бы привлекать прибыли путем предоставления сервисным компаниям клиентской базы. ‘Независимые компании — это привлекательный новый рынок для сервисных компаний. Но они должны выбрать правильный подход, т.к. у новичков и «гигантов» разные нужды. Еще надо посмотреть, смогут ли удовлетворить требованиям крупные компании, возможно, мелкие конкуренты вооружены соответствующей технологией для выполнения лучшей работы,’ говорит Сорд из компании 3i. Даже если появятся достаточно сильные независимые компании, количество которых достаточно для обеспечения рынка, они не смогут решить все проблемы сервисных компаний. В конечном итоге сервисные компании Северного моря должны выйти на международный рынок, чтобы обеспечить свое долгосрочное будущее. Есть надежда, что некоторые сервисные компании будут достаточно сильными, чтобы обосноваться дома и вести торговлю во всем мире, как и их партнеры из США. Так Wood Group преуспела на этом поприще, получив более половины от своего оборота от своих дочерних компаний в США, а Abbot, Amec и Expro работают в этом направлении. Один из ободряющих факторов для британских нефтегазовых сервисных компаний заключается в том, что их можно рассматривать как превосходный трамплин в Африку, на Ближний Восток /Каспий и Восточную Азию. Действительно, Абердин стал самым крупным центром морской энергетики за пределами США и быстро превращается в международную штаб-квартиру разведки на нефть и газ. Появление новых компаний на рынке сервисных услуг говорит о том, что компании Северного моря могут предоставлять услуги мирового уровня по добыче. Не так давно 3i сыграла главную роль при выкупе Швейуарско-Шведской инженерной группы ABB, которая занималась инженерными разработками в области нефти и газа и бизнесом в области подрядов. По завершению сделки появилась Vetco International, новая технологичная компания, занимающаяся подрядами и сервисом, обосновавшаяся в Великобритании. Компания, в которой работают более 7500 человек в 31 стране, производит оборудование для бурения и добычи, особенно ценятся ее разработки подводной устьевой арматуры. При стоимости $924 миллионов, покупка Vetco International представляет собой самую большую сделку в Европейском сервисном секторе. Выкуп является примером того, как частный капитал может раскрыть стоимость сервисной компании Северного моря. Одним из результатов осуществления модели выкупа является то, что новая компания получает высокоопытных и мотивированных руководителей. ‘Принцип частного капитала заключается в том, что менеджеры компании становятся заинтересованными в бизнесе и поэтому стараются увеличить стоимость компании,’ говорит Джон Кеннеди, новый председатель компании, ранее главный вице-президент Halliburton. Будем надеяться, что появится больше компаний, того же класса, что и Abbot, Amec, Expro, Wood и конечно Vetco International, которые сделают британский сервисный сектор конкурентоспособным в нефтегазовой промышленности на мировом уровне. Единственный способ повысить экономическую эффективность независимых компаний — это наем специализированных сервисных компаний для управления новоприобретенными месторождениями. Так, единственная нефтяная сервисная компания в Великобритании, которая имеет соответствующий статус (лицензию на добычу, безопасную для здоровья и экологии) Petrofac, стала лидирующим специалистом Великобритании по управлению добычей. Хотя компания Petrofac имеет американские корни, основная ее деятельность приходится на Северное море. В начале 2004 компания зарегистрировала контракты на сумму более $1 млрд., цифра, которая будет расти пока продолжается изъятие капиталовложений гигантов в независимые компании. Исполнительный директор группы Petrofac, Айман Асфари говорит: ‘независимые компании предлагают свои услуги для извлечения большего объема нефти из запасов. Но обычно у них нет достаточных навыков в управлении долгом и в повседневном руководстве. Одна из первейших целей Petrofac — сделать все возможное для увеличения производительности.’ Результаты могут быть ошеломляющими. На участке Montrose Arbroath Северного моря, Petrofac и Paladin смогли добиться опережения графика работ с 70% до 90% с минимальными затратами. Это привело к увеличению добычи компании на 3000 б/день. Petrofac продолжает добиваться успеха и удивил все сообщество компаний Северного моря в феврале 2004, когда перекупил у 3i сделку с всемирно известной компанией в области обучения безопасности и компетентности — RGIT Montrose. Технология всегда была ключом к открыванию богатых запасов нефти и газа Северного моря. Можно вспомнить, как были горды компании, которые открыли провинцию в 1960х и 70х годах. С тех пор, темпы инноваций заметно снизились. Во время падения цен на нефть в 1997 -1999, большинство из гигантов отрасли сократили инвестиции в область развития технологии. Влияние этого решения можно проследить в истории заявок на интеллектуальную собственность США. В 1997, большая шестерка (сервисных компаний США) (Weatherford, Baker, Schlumberger, Halliburton, BJ Services и Smith International) подали 135 заявок на патенты, тогда как 35 заявок было подано 4 гигантами (Shell, BP, ExxonMobil and ChevronTexaco). К 2002, этот разрыв расширился — 400 патентов на сервисный сектор и только 30 патентов на супергигантов. Это предполагает наличие огромного потенциала развития технологий в сервисном секторе, но остается вопрос, кто выведет эти технологии на рынок. Несомненно, для супергигантов будет трудно сделать это из-за сокращения в бюджете на исследования и разработки и потерю специалистов за время сокращения. Критики полагают, что супергиганты не хотят стимулировать инновации, что они не склонны принимать на себя риски связанные с полевыми испытаниями, и не желают платить истинную цену за успешные технологи. Что делает этот факт удивительным? То, что прирост 75% запасов нефти и газа за последнее десятилетие происходит благодаря пересмотру потенциала уже известных месторождений, согласно данным Центра Изучения Глобальной Энергетики, признанным специалистом в прогнозах поведения нефтяного рынка. В большинстве случаев именно развитие технологии стоит за этим увеличением производительности. Растраченный потенциал Исследования консалтинговой компании McKinsey, показывают слабую корреляцию нефтегазовой отрасли с другими отраслями при постановке инноваций на коммерческие рельсы. В анализе было приведено среднее время вывода 15 ключевых технологий на рынок. От идеи через прототип и полевые испытания к первым коммерческим запускам — для нефтяной отрасли этот путь занимает 22 года по сравнению с 8 годами в медицине (Merck average) и 11 годами — в технологии широкополосных сетей. Исследование также указывает на огромную задержку между принятием новой технологии и временем когда она достигнет признания на рынке. Так, для подводных скважин эта задержка составила 35 лет, плюс 35 лет для горизонтальных скважин, и 25 лет для добывающих установок на судне. По словам Яранда Ристеда из норвежского офиса McKinsey: ‘Вопрос прежде всего в реализации. Многие руководители по природе своей не хотят принимать на себя риски, они боятся того, что исправное оборудование придется снимать с эксплуатации; это означает, что пройдет много лет, прежде чем будут реализованы многообещающие задумки.’ Еле-заметные шаги в области инноваций заставляют ждать те технологии, которые изменят весь технологический процесс. Это самое удивительное, при условии, что некоторые из этих технологий обещают увеличить коэффициент отдачи месторождений от текущих средних величин 30- 35% для нефти до 45% и возможно выше. Глинн Вильямс, основатель компании по скважинному оборудованию, Sensa, которую купила Schlumberger в 2001, говорит, что крупные игроки на рынке не заинтересованы в развитии новых технологий, которые могут подорвать существующие технологические процессы, пришло время сервисных компаний чтобы принимать решения в области новых технологий. ‘Настоящие революционные технологии разрабатываются предпринимателями и все больше финансируются частным капиталом,’ говорит Вильямс. ‘Независимое финансирование дает свободу и время тем малым компаниям, у которых есть страсть к инновациям, которые помогут преодолеть все будущие проблемы.’ Другие считают, что правительство может делать большее, чтобы поощрять использование новых технологий. Одно из решений было бы расширение понятия «исследования и разработки», которое включит и тестирование прототипа с целью получения налоговых скидок. Без принятия этих мер, шаги прогресса в Северном море могут замедлиться. В Великобритании, технология была всегда особой темой повестки дня с конца 1990х, поэтому был основан Посредник в Индустриальных Технологиях (ITF) в Абердине в 2000. За последние три года, ITF запустил 60 индустриальных проектов для постановки технологий на коммерческие рельсы. ‘Простым объяснением является отсутствие финансирования для всех исследований и разработок, которые могли бы увидеть свет. Мы должны быть уверены, что поддерживаем самые лучшие проекты,’ говорит Девид Элликс, главный исполнительный директор ITF. Инновации — это ключ к нефтяной промышленности будущего. Спрос на нефть продолжает расти, восполнить запасы будет крайне трудно и дорого. В долгосрочном плане, важны поиски новых путей продления добычи, но это вторичная проблема для большинства супергигантов. Экономические законы индустрии говорят о том, что надо они уделять внимание крупнейшим открытиям и тем активам, которые дают наибольшую прибыль. Это хорошие новости для тех, кто акцентирует внимание на повышенной норме добычи нефти. По мере того, как гиганты изымают капитал, появилась реальная возможность появления независимых добывающих компаний. Их конкуренция будет ожесточенной, если технологии и новые модели ведения бизнеса не смогут изменить экономику давно разрабатываемых месторождений. Адекватное финансирование, первоклассный менеджмент и сосредоточение на росте компании будут определять диапазон возможностей для независимых компаний на Северном море. Также важно сознавать, что нефтяные компании поддерживаются сектором сервиса и снабжения, инновации могут быть услышаны, а предложения разработаны и найдут здравое поощрение. Новую индустрию, состоящую из растущих и конкурентоспособных компаний, нельзя основывать только на надеждах на будущие инновации. Большим компаниям необходимо обратить внимание на увеличение стоимости компании, доходов и оборота.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.