Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Май 2015 – Выпуск 5 – Том 33 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Был ли этот кризис неизбежным?

Колонка Эндрю МакБарнета

Памятуя о текущем состоянии сейсморазведки, обслуживающей нефтегазовую отрасль, трудно не поддаться искушению «стать зевакой». Для тех, кто не знает, это выражение используется в Северной Америке для описания того, как злорадные водители притормаживают, чтобы поглазеть на дорожную аварию.

Нет сомнения в том, что последствия обвала цены на нефть сделали своё дело, при этом подробности шокируют. Основные компании-подрядчики на рынке сейсморазведки уже понесли значительный урон. Но ограничится ли дело только этим? Сразу возникает вопрос об устойчивости бизнес-модели, если текущая ситуация на рынке продлится ещё некоторое время или превратится в норму. Конечно, мы начинаем возвращаться к состоянию упадка, которое сектор геологоразведки не переживал с середины 1980-х.

Логично предположить, что не достигнув какого-то глобального падения, затрагивающего основные нефтедобывающие страны, цена на нефть сохранится на достаточно низком уровне в течение неопределённого времени. Даже в случае небольшого восстановления потребуется время, чтобы это отразилось на планах затрат нефтяных компаний. В настоящее время приоритетными для них является добыча, позволяющая генерировать денежные потоки.

Остаётся только гадать, когда и в какой степени нефтяные компании вновь задумаются о геологоразведке для пополнения запасов. Ситуация начинает напоминать конец 1990-х, когда нефтяные гиганты начали присматриваться к стоимости акций более мелких конкурентов с целью увеличения своих запасов и усиления рыночных позиций за счёт слияний и поглощений. Самым наглядным примером стало предложение Shell о покупке BG за $70 млрд, что затрагивает будущее газового рынка в такой же степени, что и нефтяного. Менее впечатляющей была сделка Repsol, потратившей всего $8,3 млрд на приобретение Talisman, одной из крупнейших независимых нефтяных компаний Канады (когда-то носившей называние BP Canada, пока не была продана и переименована). Можно также побиться об заклад, что сланцевая индустрия Северной Америки скоро вступит в фазу консолидации, что приведёт к оживлению находящегося в упадке рынка наземной сейсморазведки.

Правительства разных стран мира, оценивая этот рынок, испытывают вполне понятное беспокойство, запуская новые лицензионные аукционы по морским участкам, которые должны стимулировать некоторую активность на рынке сейсмических исследований. Для того чтобы привлечь внимание нефтегазовых компаний, многим странам нужно создать более привлекательные условия налогообложения, что, конечно, приведёт к меньшим, чем хотелось бы, доходам государства от последующей добычи углеводородов. В результате, за исключением традиционных предложений со стороны Норвегии, Великобритании и участков в американском секторе Мексиканского залива, всего несколько регионов, таких как Бразилия, Новая Зеландия, Мьянма, восточная Канада, Мексика и, возможно, одна-две африканские страны, обладают перспективами лицензионной деятельности, представляющей хоть какой-то интерес. Очевидно, что это приведёт к ограниченному количеству многоклиентных исследований, исходя из количества участков, которые будут выставлены на аукционы.

Отдавая должное правительству Великобритании, нужно сказать, что у него имеется представление о возможном падении морской добычи в стране. Бюджет страны, принятый в марте 2015 г., содержит ряд налоговых льгот для нефтяных компаний, занимающихся разработкой морских месторождений, и предложение потратить 20 млн фунтов стерлингов на сейсмические исследования малоизученных территорий. Несмотря на благие намерения, такие меры — это капля в море и мало что дадут для оживления морской сейсморазведки.

Перспективы выглядят очень мрачными. Ветераны отрасли, которые могут в какой-то момент сказать, что с них хватит, в один голос говорят о том, как неожиданно этот кризис ударил по бизнесу. Девять месяцев назад сектор морской сейсморазведки мог осторожно радоваться перспективам установления некоторого равновесия спроса и предложения на рынке морских исследований. В конечном итоге было принято решение прекратить строительство новых судов, последними из которых стали два супергигантских судна Ramform, пополнивших флот PGS.

Не удивительно, что PGS приложила все усилия, чтобы максимально отложить спуск этих громадных кораблей на воду.

Сегодня такого рода модернизация флота может считаться настоящим проклятием. Самым очевидным способом противостоять падению рынка эксклюзивных морских исследований всегда было списание старых судов. Schlumberger стала первой, кто в прошлом году объявил о сокращении флота с 14 до девяти действующих современных судов для трёхмерной сейсморазведки, а также об обесценении активов на $800 млн. Количество судов CGG сократилось с 23 до 11. Помимо предпринятых ранее сокращений, PGS списывает один из кораблей класса Ramform, сокращая флотилию с 10 до девяти судов, и это ещё не конец. Компания Polarcus законсервировала судно Nadia и не собирается проводить запланированные ранее модификации. Всё что осталось от морского сейсмического флота, это почти сплошь современные высокопроизводительные корабли, несмотря на то, что некоторые рабочие лошадки класса Ramform во флоте PGS приближаются к своему 20-летию. Это подрывает представление о том, что в трудные времена компании с современными судами будут иметь конкурентные преимущества. Каждая компания может предложить современные агрегаты с оптимальным количеством буксируемых кос. В самом деле, высокая производительность современные сейсмических судов работает против игроков этого рынка, потому что исследования выполняются быстрее и эффективнее, поэтому работы требуется всё больше. Вывод заключается в том, что если рынок не сможет обеспечить сокращение числа судов, то подрядчики столкнутся с необходимостью принятия очень болезненных решений, например, об отказе от некоторых основных судов.

Подсчёты одного из игроков рынка показали, что корабли должны зарабатывать $6 млн в месяц, чтобы оправдать затраты, и $7—8 млн в месяц, чтобы выйти в прибыль. Поддержание судов в рабочем состоянии на пристани может стоить около $4 млн в месяц, но даже законсервированные суда могут потребовать до $1 млн ежемесячно, если сдаются в наём. Это очень большие цифры.

Возникает подозрение, что тарифы на использование судов с буксируемыми косами сильно упали в результате того, что клиент, фрахтующий их, может надавить на подрядчиков так, что они едва смогут покрыть свои расходы без всякой маржи. Однако это всё равно лучше, чем простой судов. Формирование портфелей заявок подрядчиков обеспечивается за счёт многоклиентных исследований. Однако в такой обстановке о принципе 100-процентного предфинасирования нужно забыть, даже несмотря на хорошо известные риски передержки библиотеки данных, которую потом будет невозможно продать.

Другой проблемой, которую таит в себе многоклиентная модель, является превращение её в излюбленную модель заказчиков, нефтяных компаний, используемую для всё большего числа сейсморазведочных проектов. Это позволяет им снижать затраты, но ограничивает масштабы эксклюзивных исследований для подрядчиков. Как всегда, компании, специализирующиеся на многоклиентных исследованиях, такие как TGS, Spectrum, Searcher Seismic и другие, у которых нет непроизводственных затрат на содержание судов, занимают лучшие позиции в нынешних условиях. Значительный бюджет TGS, выделяемый на исследования, особенно важен для подрядчиков, а в случае компании SeaBird Exploration, суда которой в основном предназначены для двумерной разведки, это становится средством выживания.

Основы выручки от традиционных исследований с буксируемой косой находятся под угрозой. В то же время от неохотно идущих на риск нефтяных компаний трудно ожидать значительных инвестиций в менее традиционные технологии, какими бы многообещающими они не были, таких как морская сейсморазведка с донной косой. Очень немногие проекты постоянного сейсмического мониторинга, скорее всего, будут отодвинуты на дальний план. Это означает, что производители всех видов оборудования для морской сейсморазведки тоже переживают трудные времена. То же самое относится к рынку наземной сейсморазведки, вынужденного притормозить многообещающие достижения в области беспроводных систем сейсморазведки.

Можно ли как-то управлять нарастающим крахом? Трудно сказать, что можно предпринять. Основной проблемой является свободный рынок с акцентом на росте и окупаемости инвестиций. Такой принцип может сработать на рынках продукции массового потребления, где у поставщиков большое пространство для манёвра в увеличении международных продаж и постоянном выпуске новых товаров. Однако он пробуксовывает на ограниченном рынке морской сейсморазведки. В прошлом, как только повышался спрос на исследования, акционеры естественно ожидали от действующих компаний увеличения доходов. В результате компании были вынуждены постоянно наращивать численность флотилий или наблюдать, как другие отнимают их долю рынка. Хорошим временам рано или поздно приходит конец. Однако принятые решения основывались на краткосрочных прогнозах о высоком спросе со стороны нефтяных компаний в условиях общеизвестной цикличности рынка, без учёта неожиданного падения цены на нефть. Закономерным результатом является избыточное предложение судов, и механизма для быстрого исправления ситуации не существует. Когда происходит падение спроса, всю отрасль охватывает кризис и инвестиции в новые мощности неожиданно становятся ошибочными.

Консолидация — самое лучшее временное решение, потому что она никогда не препятствует выходу на рынок новых компаний. Возможно, цена выхода на рынок и конкурентной борьбы с имеющимися современными сейсмическими флотами стала теперь слишком высокой, однако Polarcus и Dolphin доказали обратное, сумев заручится поддержкой инвесторов для формирования крупных новых флотилий.

Выводы должны способствовать оздоровлению ситуации. Существуют явные ограничения роста для рынка сейсморазведки. В секторе морской сейсморазведки, в частности, уровень инвестиций в основную деятельность со стороны подрядчиков сейсмических судов, необходимый для сохранения конкурентоспособности, делает их уязвимыми при ухудшении ситуации на рынке. Компании, специализирующиеся на исследованиях, часто утверждают, что более совершенные технологии принесут больше заказов и обеспечат им защиту в период спада. На практике инновации одной компании очень быстро подвергаются давлению со стороны конкурентов. Хорошим примером может служить технология широкополосной сейсморазведки, которая из достижения одной компании быстро стала достоянием всех. Как ни странно, в период спада разумная цена, а не предлагаемые разными подрядчиками технологии, выигрывает в борьбе за деньги нефтяных компаний.

Если не существует способа стабилизировать рынок, самое время начать своего рода диалог между поставщиками и заказчиками услуг сейсморазведки. Такое вряд ли может произойти на рынке со свободной конкуренцией. Однако недалёк тот момент, когда нефтяные компании поймут: если держать сейсморазведочные компании на голодном пайке, это может привести к необратимым последствиям.

Все высказанные здесь суждения являются личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.