Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Сентябрь 2015 – Выпуск 9 – Том 33 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Арктические регионы оказывают холодный приём

Колонка Эндрю МакБарнета

Президент Путин редко пользуется благосклонностью западных средств массовой информации, поэтому неудивительно, что последние территориальные претензии России в Арктике, включающие Северный полюс, были восприняты с подозрением и даже издёвкой.

Последние поданные Россией заявки в комиссию ООН по определению внешних границ континентального шельфа (UNCLCS) на расширение границ своей экономической зоны на 1,2 млн км2за счёт пока не распределённых участков арктического шельфа интерпретировались по-разному. Среди предлагаемых истолкований были и такие, что Россия хочет распространить свою юрисдикцию на территорию, обладающую огромным нефтегазовым неосвоенным потенциалом и дающую преимущества с военно-стратегической точки зрения, после того как глобальное потепление сделает более мобильным российский флот.

Однако самой популярной идеей многих комментаторов стало то, что это действие является очередным проявлением экспансионистских амбиций Путина после недавнего присоединения Крыма и вмешательства в конфликт на востоке Украины, а также, возможно, попыткой отвлечь внимание от внутренних проблем России в период низких цен на нефть и западных санкций.

Дополнительные доказательства были обнаружены в новой Морской доктрине России по защите интересов страны в атлантическом направлении, Средиземноморье и Арктике. Кроме того, недавно правительство объявило о мерах по усилению северного флота новыми атомными ледоколами, ракетными комплексами и базами тылового обеспечения. В начале года в Арктике прошли военные учения российской армии.

Все мрачные подозрения, связанные с последней претензией России на Арктику, безусловно, могут оказаться правильными. Однако, оставляя в стороне правильность выбора момента, нужно признать, что правительство России придерживается официального международного протокола. 1996 г. Россия ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву, дающую право в течение десяти лет подавать заявки на расширение внешнего континентального шельфа за пределы 200 морских миль, которые обычно входят в национальные территориальные воды. В 2001 г. после получения соответствующих прав Российская Федерация подала свою первую заявку на расширение шельфа. Она была отклонена агентством UNCLOS как требующая дополнительных научных доказательств.

Теперь Россия возобновляет попытки после более чем десяти лет исследований, утверждая, что «заявка на установление внешней границы континентального шельфа в Северном Ледовитом океане исходит из научного понимания, что составные части Комплекса Центрально-Арктических подводных поднятий, а именно: хребет Ломоносова, поднятие Менделеева — Альфа и Чукотское поднятие и разделяющие их котловина Подводников и Чукотская котловина, имеют континентальную природу своего образования», то есть все они должны быть присоединены к России.

За это время в августе 2007 г. на глубине 4200 м под северным полюсом была установлена титановая капсула с российским флагом. Работы выполнялись двумя батискафами, спущенными с исследовательского судна Академик Фёдоров, что само по себе является выдающимся достижением. Проект также включал забор проб грунта, чтобы доказать связь с хребтом Ломоносова. Однако символическое обозначение постоянного присутствия России на Северном полюсе было вполне очевидным. Как известно, министр иностранных дел Канады Peter Mackay раздражённо заметил: «Нельзя устанавливать флаги, где тебе заблагорассудится, и заявлять: «Мы претендуем на эту территорию». Реакция канадского правительства на самом деле была довольно бурной.

Канада, Дания, Норвегия и США (которые не подписали Конвенцию ООН по морскому праву, но подчиняются её правилам) также претендуют на расширение своей территории за пределы северного полярного круга. Накануне истечения срока подачи канадской заявки на расширение территории за счёт внешнего континентального шельфа премьер-министр страны Stephen Harper распорядился включить туда географический Северный полюс. Новость разлетелась по свету, и среди заголовков в СМИ сразу появились такие: «Премьер-министр хочет, чтобы Санта-Клаус стал канадцем». Теперь Harper утверждает, что всего лишь хотел гарантировать получение Канадой большей доли Арктики, совсем как президент Путин.

В то же время Дания считает, что Северный полюс является прямым продолжением хребта Ломоносова, который геологически привязан к Гренландии, и отстаивает свои кажущиеся очевидными права. Некоторые аналитики считают, что движущим мотивом датского правительства может быть желание показать жителям Гренландии, что у Дании имеются здесь собственные интересы.

Реальной подоплёкой всех этих споров является отнюдь не Северный полюс, а доступ к потенциальным запасам углеводородов. Исследование геологической службы США 2008 года часто цитируется как единственное научно обоснованная оценка территории, лежащей выше северного полярного круга. В нём утверждается, что в 25 геологически определённых областях содержатся 90 млрд баррелей неразведанной технически извлекаемой нефти, 1670 трлн куб. футов технически извлекаемого газа и 44 млрд баррелей газоконденсата. Эти ресурсы составляют около 22% неразведанных технически извлекаемых нефтегазовых запасов в мире. По оценкам геологической службы США, в Арктике находятся около 13% мировых запасов неразведанной нефти, 30% неразведанных запасов природного газа и 20% — газоконденсата. Около 84% ресурсов приходится на морские месторождения.

Из оценённых запасов более половины неразведанной нефти приходится на три геологические провинции: арктический шельф Аляски, Амеразийский бассейн и восточно-гренландские рифтовые бассейны. В нефтяном эквиваленте неразведанные запасы природного газа в Арктике в три раза превосходят запасы нефти.

В этой связи становится понятным, почему страны борются за расширение своего присутствия в Арктике. Однако любое соглашение о выделении части территории Арктического региона, находящего под международной юрисдикцией, какому-либо из государств будет зависеть от переговоров после подачи и изучения всех научно-обоснованных заявок. Норвегии и России понадобилось 40 лет, чтобы согласовать раздел Баренцева моря. Можно представить, сколько времени займёт следующий подобный процесс.

Однако даже работающие на публику политики должны знать, что любые кажущиеся выгоды от чрезмерного загрязнения Арктики могут реализоваться, как минимум, через поколение. Учитывая имеющийся на сегодняшний день опыт разведки и добычи в холодных водах Арктики, реальность заключается в том, что нефтяная отрасль пока не разработала экономически эффективных технологий, которые позволили бы справиться с неблагоприятными условиями и удалённостью мест разработки. При избытке нефти остаётся очень мало стимулов для затрат времени и ресурсов, чтобы найти лучшее решение.

Сообщество морских геонаук может в качестве подтверждения составить целый список проблем, которые нужно решить, чтобы выполнять сейсмические исследования, когда море скрыто под толщами льда. Если толщина ледового покрова значительна, то использование традиционной трёхмерной сейсморазведки с буксируемой косой сразу отпадает. Так, например, при проведении нескольких трёхмерных исследований у северо-восточного побережья Гренландии были использованы преимущества летнего сезона открытой воды, однако всё равно нужно было соблюдать осторожность, учитывая опасность обледенения и удалённость района исследования.

В 2014 году в США компания Ion Geophysical выполнила исследование для Национального совета нефтяной промышленности в рамках программы Research to Facilitate Prudent Arctic Development. По его результатам была проведена экспертная оценка, авторы которой назвали обледенение и гидрометеорологические условия наряду с уязвимостью окружающей среды основными препятствиями для сейсмической разведки. В отчёте говорится: «Условия работы, включая короткий световой день или полное отсутствие дневного освещения, сильные ветра и волнение на море, экстремально низкие температуры и меняющаяся ледовая обстановка (близость, тип и концентрация льдов), приводят к сокращению временного интервала, подходящего для сейсмических операций, создают условия чрезмерного риска для оборудования, требуют тщательного отбора судов соответствующего ледового класса, а в случае появления ледового покрова в данных появляется нежелательный шум. Такие условия также создают повышенный риск для здоровья, безопасности людей и угрозы для окружающей среды, в то время как удалённость места работ создаёт проблемы для материально-технического обеспечения. Необходимость уважать обычаи и традиционный уклад жизни коренного населения, а также зависимость местных жителей от морской флоры и фауны налагают дополнительные временные и технические ограничения на сейсмические исследования, связанные с типом используемого оборудования».

Ion Geophysical на практике решила некоторые из этих проблем и успешно выполнила двумерное сейсмическое исследование во льдах у побережья Гренландии, используя ледокол для проводки сейсмического судна в одной буксируемой косой. В отчёте авторы предполагают, что некоторые разновидности донной сейсморазведки с использованием донных модулей или кабелей либо их комбинации позволят расширить возможности для сейсмических исследований подо льдом, несмотря на то, что производительность снизится по сравнению с обычной съёмкой с буксируемой косой. Решения, предусматривающие использование полностью погружного оборудования или подводных лодок кажется совершенно фантастическим и вряд ли сможет прилечь инвестиции в нынешних условиях.

Сейсмические исследования в доступных морских регионах Арктики, конечно, проводились в течение нескольких десятилетий, но эти усилия носят нерегулярный характер, так как нефтяные компании пока не обнаружили достаточно перспективные области, подходящие для разработки с технической и экономической точек зрения.

Разработка газового месторождения Snøhvit и нефтяного месторождения Goliat в водах Норвегии показала, что даже с учётом относительно спокойной обстановки в Баренцевом море дальнее местоположение, экологические риски, удалённость от рынков сбыта и быстро растущие затраты создают серьёзные проблемы.

На сегодняшний день Россия первой начала разработку относительно небольшого нефтяного месторождения «Приразломное» в Печорском море с объёмом запасов 550 млн баррелей нефти после бесконечных проволочек и превышения сметы. В то же время «Газпром» был вынужден отложить разработку большого Штокмановского газового месторождения в Баренцевом море из-за увеличивающихся издержек и нестабильности газового рынка Европы. Большего успеха Россия добилась в Сахалинском регионе у побережья Восточной Сибири, однако условия здесь не такие экстремальные, а места не столь удалённые.

Существует мнение, что российские власти осознали, что разработка ресурсов в Карском море и других перспективных нефтегазовых провинциях у её северного побережья может быть реализована только при участии сверхкрупных игроков нефтегазового рынка. Санкции лишили Россию такой возможности на неопределённое время.

В то же время незначительность шансов любой другой компании, за исключением Shell с её многомиллиардными обязательствами по освоению запасов Чукотского моря, позволяет предположить, что освоение морских ресурсов Аляски в ближайшее время не состоится, учитывая нормативно-правовые ограничения и требования по защите окружающей среды. Благодаря взрывному росту добычи сланцевой нефти администрация США не склонна проявлять гибкость в этом вопросе. Канада с её сланцевыми и нефтеносными песками не поощряет разработку у своего арктического побережья и в районе Гренландии, сохраняя интригу с учётом ограниченного количества выполненных сейсмических операций и разведочного бурения.

Скрытая ирония заключается в том, что ни одна из стран, претендующих на арктические территории, в настоящее время не может воспользоваться нефтегазовым богатством, о котором мечтает.

Все высказанные здесь суждения являются личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.