Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Декабрь 2014 – Выпуск 12 – Том 32 – Crosstalk

МНЕНИЕ: Мрачные перспективы на 2015 год

Колонка Эндрю МакБарнета

Наступающий 2015 год не даёт повода надеяться на радужную картину в области сейсмических исследований, несмотря на несколько ярких вспышек во мраке.

Лучше всего начать с плохих новостей. Не опасаясь резких возражений, особенно со стороны заинтересованных топ-менеджеров, мы можем утверждать, что основные геофизические подрядчики сталкиваются с необходимостью бороться с непредсказуемой длительностью работ, которая по большей части от них не зависит. Согласно некоторым сценариям, восстановление рынка наметится где-то не ранее середины 2016 года. Источник бед основных игроков обусловлен сочетанием трёх факторов: цены на нефть, цикла расходов на геологоразведку и добычу и наращивание количества сейсмических судов в мире.

После десятилетий наблюдений за ситуацией на рынке морских сейсмических исследований, самого успешного сектора сейсморазведочного бизнеса, стала очевидна пугающая взаимосвязь между ценой на нефть и расходами нефтяных компаний на сейсмические исследования. К несчастью, никто пока не взломал код, позволяющий точно предсказывать цену на нефть. Так, ни одна из основных организаций, таких как Международное энергетическое агентство, занимающихся анализом нефтяного рынка или, коли на то пошло, ни одна из нефтяных компаний не предупредили нас заранее о наблюдающемся сегодня избыточном предложении и, как результат, — о падении цен на нефть.

Надо отдать должное бывшему исполнительному директору ENI Leonardo Maugeri, который стал исследователем рынка в Гарварде и был единственным, кто довольно точно назвал цифры. Более года назад он сделал прогноз, что объём мировой добычи нефти (сырой нефти, газоконденсата и биотоплива) скорее всего превысит 97 млн б/д, включая резервный потенциал (неиспользуемые мощности) более 4 млн б/д. В то же время темпы роста мирового спроса на нефть замедлятся из-за экономических проблем, замедления промышленного роста в Китае, нерешённых проблем в Европе, а также последствий принятия законов об энергоэффективности в разных странах мира. Он сделал вывод, что в 2013 г. ежедневный спрос вряд ли превысит 90—91 млн баррелей, что приведёт к увеличению разрыва между уровнем добычи, фактической добычей и спросом.

Maugeri признавал, что дисбаланс будет более ярко выражен при условии невмешательства стран-членов ОПЕК (эффективного ограничения добычи со стороны Саудовской Аравии). Аналогичным образом непредвиденный политический кризис, оказывающий влияние на основных производителей нефти в мире, может в одночасье изменить ситуацию и вызвать стремительный рост цен. Однако этого до сих пор не произошло. Что бы там ни было, сейсмические компании не обладают даром ясновидения и не могут учитывать такие изменения в своём расписании.

До недавних пор большинство аналитиков замечали ощутимое сокращение инвестиций в морскую сейсморазведку, впервые отмеченное в конце прошлого года, когда крупные нефтяные компании начали уделять больше внимания развитию имеющихся активов, а не открытию новых месторождений, а также сохранению наличности и увеличению доходов акционеров. Это означает, что нынешние сдерживающие факторы стали двойным ударом для рынка морской сейсморазведки. Не только цена на нефть находится в непредвиденном свободном падении, но и нефтяные компании в целом вступили в фазу разработки своего производственного цикла.

Такой вывод может казаться слишком упрощённым, но текущая задача крупных нефтяных компаний заключается в освоение прошлых инвестиций в геологоразведочные данные, а не в организации новых рискованных предприятий и разведке новых ресурсов. Эта тенденция только усиливается подозрением, что перспективы обнаружения крупных месторождений, необходимых для рентабельной добычи, чрезвычайно туманны. В результате в отличие от геофизических подрядчиков, крупные сервисные компании, такие как Schlumberger, Halliburton и Baker Hughes, обслуживающие интересы нефтяных компаний в области нефтедобычи, продолжают процветать, особенно в условиях североамериканского сланцевого бума. По иронии судьбы, интересы этих нефтяных компаний в области добычи могут запросто отодвинуть на неопределённое время возврат к чистой геологоразведке, главной опоры рынка сейсмических исследований. Дополнительные поставки нефти на рынок в таких обстоятельствах просто увеличат избыток сырья в мире и будут способствовать сохранению низких цен на нефть.

Пожалуй, основные геофизические подрядчики могли бы лучше управлять своей деятельностью с учётом таких больших колебаний спроса на сейсмические суда. Исследования в разных регионах мира пока что не замерли окончательно. Не все нефтяные компании находятся на одном и том же этапе своего производственного цикла, поэтому одни из них выделяют средства на геологоразведку, а другие разумно используют период снижения цен для проведения исследований. Кроме того, расходы на геологоразведку национальных нефтяных компаний могут диктоваться внутренними приоритетами страны, а не сегодняшней ценой на нефть.

Если конкретнее, то Норвегия и Великобритания (буквально в прошлом месяце) продолжают запускать новые этапы лицензионных аукционов. Также компании отрасли воодушевлены, может даже чересчур, открытием Мексики для деятельности международных нефтяных компаний. Бразилия, отдельные районы Западной Африки, Новая Зеландия, Австралия, Восточное Средиземноморье, Восточная Африка и Мьянма — все эти регионы открывают серьёзные перспективы для новых сейсморазведочных проектов. Кроме того, стабильно растёт рынок четырёхмерной сейсморазведки.

Как обычно, ухудшает ситуацию слишком большое количество сейсмических судов, но у этой проблемы нет простого решения. WesternGeco, CGG и Petroleum Geo-Services (PGS) объявили о списании старых судов, но вряд ли этого будет достаточно. Более того, нет никакой гарантии, что некоторые из этих кораблей не окажутся снова на рынке под другим флагом. Хорошая новость заключается в том, что закончилась нынешняя фаза модернизации флота с помощью строительства новых кораблей, хотя рискованные проекты отдельных норвежских судовладельцев никогда нельзя сбрасывать со счетов.

Если в ближайшее время будет появляться очень мало новых судов или их не будет совсем, это поможет стабилизировать мировой рынок. В то же время пять основных подрядчиков (WesternGeco, CGG, PGS, Dolphin Geophysical и Polarcus) пришли к пониманию, что в обозримом будущем им придётся участвовать в борьбе за контрактные цены. Это может стать хорошим способом узнать, насколько действительно хороши так называемые уникальные технологии. Иначе говоря, смогут ли в такой непростой ситуации компании с полностью развёрнутыми широкополосными системами сейсмосъёмки получить преимущество перед теми, кто использует менее современные решения? Нефтяные компании, конечно, могут настаивать на снижении прежних высоких цен на сверхсовременные технологии.

Другая возможность для подрядчиков заключается в принятии на себя рисков выполнения большего количества многоклиентных работ, но здесь, как кажется, ими были усвоены уроки прежних неверных шагов. Иначе говоря, количество подрядчиков, готовых предпринять рискованные исследования, чтобы сохранять свои суда на плаву, вместо того чтобы держать их про запас, не так уж велико.

Все эти обстоятельства играют на руку такому признанному мастеру многоклиентных исследований, как TGS. Так же как в прежние периоды спада, у компании солидный баланс активов и пассивов для игры на понижение на рынке многоклиентных исследований, поскольку готовность судов и цены при этом окажутся очень привлекательными. У компании также будет неограниченный выбор технологий. Так, например, во время последних исследований в Мексиканском заливе TGS использовала самую современную систему сейсморазведки StagSeis от CGG. Компания может позволить себе хранить данные проведённых исследований в банке до лучших времён. Неудивительно, что во время этого кризисного периода TGS поставила перед собой цель увеличить принадлежащую ей долю международного рынка многоклиентных исследований. У менее крупных специалистов в этой области может не хватить ресурсов, чтобы воспользоваться теми же преимуществами, но такая возможность совершенно очевидна.

Ничего из вышесказанного не сулит ничего хорошего производителям оборудования для морской сейсморазведки. CGG, например, признала, что её производственное подразделение Sercel переживает сокращение количества заказов на оборудование в результате общего снижения деловой активности в секторе морской сейсморазведки и отсутствия новых судов. В то время как акционеры Bolt Technology, ведущего поставщика пневмопушек, могут вздохнуть с облегчением после недавнего поглощения компанией Teledyne Technologies, занимающейся производством кабелей и радующейся возможности стать частью крупнейшего американского конгломерата.

Единственным светлым пятном для морской сейсморазведки можно считать донные исследования, которые обеспечивают визуализацию коллекторов, отвечающую задачам нефтедобычи. Применение систем регистрации данных, расположенных на извлекаемых донных станциях, явно наращивает обороты, в основном за счёт совершенствования технологии и решения проблемы высокой стоимости операций, которая всегда стояла на пути их широкого распространения. Таким образом, этот рынок остаётся нишевым, на котором, как смогло убедиться совместное предприятие Fugro и CGG компания Seabed Geosolutions, имеются свои трудности. Ещё более нишевым является рынок систем постоянного мониторинга коллектора (PRM), причём настолько, что он почти не существует. В нынешней ситуации очень немногие нефтяные компании будут готовы рисковать и делать инвестиции в проект длительностью 25 лет с большим количеством неопределённостей, связанных с самой технологией и её долговечностью.

К несчастью, наземная сейсморазведка приносит выгоду всего нескольким компаниям, несмотря на недавние усилия по облегчению операций за счёт беспроводных систем, особенно в Северной Америке. Большие деньги сулят лишь немногие мегапроекты, как правило, на Ближнем Востоке, они-то и позволяют сохранять позиции WesternGeco, CGG и BGP.

Вырисовывается общая картина, когда пять крупнейших компаний на рынке сейсморазведки затрачивают большие усилия на управление судами, в то время как период спада морских операций может продлиться. Продвижение вперёд для них будет не из лёгких. Но как бы там ни было, стоящие у руля производят впечатление, что у них имеется стратегия выбора правильного курса. Время покажет, кто прав.

Однако дело не только в морской и наземной сейсморазведке. Новый год может сулить неприятности далеко не всем, кто занимается геофизическими исследованиями в области геологоразведки и добычи. Имеются уже собранные массивы данных, которые требуют обработки, переобработки, интерпретации и интеграции в модели геологической среды. Временной промежуток между первым сбором данных и итоговым продуктом, предлагаемым нефтяным компаниям, может составлять год, а то и больше. За это время ситуация с работой и получением ощутимой выручки для многочисленных мелких сервисных компаний может измениться. В такой момент они могут вполне комфортно чувствовать себя, имея портфель заказов, значит, по крайней мере 2015 год не станет для них началом бед.

Все высказанные здесь суждения является личным мнением автора, к которому можно обратиться по адресу andrew@andrewmcbarnet.com.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.