Рейтинг@Mail.ru
Навигация

← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →

Журнал First Break – Ноябрь 2017 – Выпуск 11 – Том 35 – Новости EAGE

Как сделать так, чтобы петрофизика быстро реагировала на изменения в отрасли

José Vásquez в предстоящем году выступит лектором студенческого лекционного турне по Латинской Америке с лекцией на тему «Петрофизика: важный инструмент в описании коллектора. Раскрытие потенциала коллекторов в сложных субандских бассейнах». Поступив в 1992 году в компанию Schlumberger, Vásquez сделал неплохую карьеру, поработав в восьми разных странах и занимая всё более высокие должности. Он имеет учёную степень MBA и в последнее время трудится на родине, в Перу, в качестве главного аналитика в области петрофизики, акустики, целостности скважин, скважинной геологии и промыслового каротажа. Кроме того, он неоднократно становился чемпионом национальных соревнований по сёрфингу и долгое время был членом правления Национальной федерации сёрфинга Перу.

Надеюсь, что мой вопрос не прозвучит слишком глупо, но как Вы различаете петрофизику, физику горных пород, геомеханику и геофизику?

Конечно, это совсем не глупый вопрос. Разные авторы имеют разное мнение по этому поводу. Я насчитал как минимум два направления: a) трактовка геофизики как общего понятия, объединяющего в себе такие дисциплины, как петрофизика, физика горных пород, геомеханика и сейсмология. И второе направление: б) оно трактует геофизику как дисциплину, равнозначную остальным, область которой строго очерчивается поведением сейсмических и акустических волн, а также их свойствами в геосреде.

Физика горных пород — это дисциплина, которая изучает различные физические (и отчасти химические) свойства пород и их применение в горной промышленности и других отраслях. Можно сказать, что петрофизика — это то же самое, что и физика горных пород, только с акцентом на описании пористых пород, содержащих воду, нефть и газ. Основная задача петрофизики заключается в уменьшении неопределённости до приемлемых уровней наряду с управлением рисками при проектировании разработки пластов. И, наконец, геомеханика — это дисциплина, которая занимается оценкой прочности горных пород, их напряжения и свойств для прогнозирования опасности их механического разрушения, которое может привести к расходам, измеряемым тысячами долларов в условиях нестабильного состояния скважин.

Означает ли тема Вашей лекции, что при описании коллектора необходимо больше внимания уделять петрофизическим факторам?

Именно так! Основываясь на своём профессиональном опыте, могу сказать, что в большинстве случаев петрофизике не уделяется достаточно внимания в процессе принятия решений и обсуждения проектов по добыче нефти и газа. Я провёл много презентаций, пытаясь объяснить, что без учёта петрофизики мы можем получить недостоверные результаты и слишком большую степень неопределённости. Каждая скважина, даже на одном и том же месторождении, может таить в себе новые, совершенно неожиданные, проблемы. Вот что делает петрофизику такой увлекательной. Например, при оценке пористости относительная погрешность, составляющая 48%, возникает, если имеется всего 6% пирита, который не принимается во внимание при описании песчаного коллектора. Погрешность 48% при оценке пористости — это всё равно, как если бы вы пришли к менеджеру и сказали: «Согласно нашему расчёту запасов в пласте, мы можем получить наполовину больший объём нефти, чем ожидали, или наполовину меньший.

Как бы Вы могли вкратце охарактеризовать проблемы при описании коллекторов в субандском бассейне?

Я рассмотрел всего четыре примера, но на самом деле проблем гораздо больше, здесь можно провести аналогию с множеством болезней, которые могут одолевать человека. С петрофизической точки зрения субандские бассейны (в зависимости от местоположения) содержат нестабильные или разбухающие глины (третичного периода), отличаются тонкослоистостью и повсеместной рассеянной глинистостью, матричными обломочными породами с глинистым верхним слоем или обрастанием. Ещё больше сложностей возникает из-за наличия двух или трёх разновидностей глин, существующих в пределах одной исследуемой зоны, нефтяных пластов с неминерализованной водой, минерального скелета различного уровня сложности, но чаще всего наблюдается значительное количество пирита и других минералов, таких как полевой шпат, карбонаты, парамагнитные акцессорные минералы и уголь. Среди других проблем необходимо назвать неравномерность цементной матрицы, неравномерное распределение пор по размеру, часто некачественные диаграммы каротажа из-за тектонической напряжённости, различную минерализация воды в пределах пласта и непредвиденные геологические структуры, возникшие в результате поднятия Анд.

Что должны в первую очередь усвоить студенты, посещающие Вашу лекцию?

Петрофизика отнюдь не так проста. Конечно, каждый может заниматься петрофизикой, но основная её задача (и самая увлекательная) заключается в снижении неопределённости.

Вы работали в качестве сотрудника Schlumberger в Европе, Западной Африке и Латинской Америке. Что Вам больше всего запомнилось?

Разные культуры, разные цели в жизни, разные способы общения и работы. К примеру, в Европе личное время и семейная жизнь — это святое, тогда как в Латинской Америке мы стараемся сделать на работе как можно больше, а потом — на вечеринку! В Латинской Америке люди работают гораздо больше (в человеко-часах), чем во всех других регионах, где мне довелось побывать. В Европе на первом плане эффективность. Вы можете положиться на коллег и сосредоточиться на своей работе. В Западной Африке жизнь определяется тем, что вы собой представляете, и люди очень дружелюбны.

Недавно Вы изменили направление развития своей карьеры?

Я работал в Schlumberger до марта 2016 года. Затем я возглавил свою собственную консультационную и тренинговую компанию под названием Elemental Solutions, ориентированную на специалистов в области петрофизики и геомеханики. Кроме того, я работаю полный рабочий день главным инженером в Platinum SRL, компании биомедицинской направленности, пока в нефтегазовой отрасли не начнётся новый подъём.

Вы рассказали нам о своей любви к сёрфингу: как вы этим увлеклись и где лучше всего заниматься сёрфингом?

Я начал заниматься сёрфингом в возрасте 12 лет вместе с моими братьями, кузенами и друзьями. В первый же год я увлёкся им по-настоящему и до сих пор не бросаю это занятие. Это прекрасный вид спорта, который имеет множество преимуществ: вы всё время на свежем воздухе, ни одна волна не похожа на другую, поверхность скольжения постоянно меняется, и каждую секунду вы должны принимать новое решение. Это всё равно что танцевать, балансируя на грани, вы учитесь «читать океан», чтобы правильно оттолкнуться и скользить по самой волне. В дни затишья, когда волны маленькие, всё зависит от вас: как выжать из них максимум. В дни большого волнения всё зависит от волн. Они могут быть очень высокими, и точность становится самым важным умением. Существует много превосходных мест для сёрфинга. В Перу мне нравятся Кабо Бланко, Лобитос, Манкора, Сан-Галлен-Кабальерос и многие другие прибрежные городки, разбросанные вдоль береговой линии длиной 3000 км.

В университете Вы сначала изучали лесоводство: как это было и почему Вы всё-таки переключили внимание на нефтяную отрасль?

Одним из главных моих желаний было проводить как можно больше времени на воздухе. Я предпочитаю находиться на вершине горы, чем на центральной улице Лондона. Вот почему я выбрал лесоводство. Через какое-то время моё желание как можно быстрее видеть результат принимаемого решения привело меня в машиностроение, где больше всего мне нравилась реализация творческого начала через проектирование. Как ни смешно это прозвучит, но изучение лесоводства помогло мне во время собеседования при устройстве на работу в Schlumberger. Поскольку я хорошо знал все самые отдалённые уголки амазонских джунглей, в компании решили, что мне там понравится.

И, наконец, как Вы думаете, можно ли считать карьеру в нефтяной промышленности по-прежнему привлекательной для современных студентов?

Да, я по-прежнему так думаю. Как бы то ни было, сейчас мы занимаемся переосмыслением своего отношения к углеводородам. С одной стороны, новые технологии позволяют сделать добычу более рентабельной, с другой стороны, мы не можем игнорировать появление электромобилей, в которых используются разные технологии и есть свои победители и неудачники. Необходимо перенастроить нефтегазовую отрасль и завоёвывать другие рынки, такие как нефтехимическая отрасль. Вот почему в моей консультационной компании мы занимаемся не только петрофизикой и геомеханикой, но и разрабатываем проекты по использованию солнечной энергии.




← Предыдущая статья             Содержание номера             Следующая статья →















Яндекс цитирования
Журнал First Break и материалы всех мероприятий EAGE направляются на индексацию в систему Scopus.
Журналы Basin Research, Geophysical Prospecting, Near Surface Geophysics и Petroleum Geoscience направляются на индексацию в системы Scopus и Web of Science.